?

Log in

Про Софью Власьевну

  Говорили, что Софья Андреевна, озабоченная вегетарианством Толстого, тайно добавляла бульончик в его постные блюда.
  Кажется, что бессмертная Софья Власьевна добавляет в наши вегетарианские времена какую-то прогорклую бурду из лежалых консервов.
  Вроде такого рациона должно было бы и хватать на незатейливую жизнь, но Софья Власьевна незаметно убирает со стола ещё солонку и перечницу, и, ити её мать, боясь сквозняков, все время закрывает форточку...

Немая

  У нас была знакомая девочка Полина, которая очень долго не могла заговорить. И родители, и общие знакомые к какому-то времени были озадачены: за детским молчанием, видимо, скрывалась медицинская проблема, которую им предстояло как-то решать.
  И вот однажды наша "немая" подралась в песочнице - с мальчиком по имени Олежка. Теперь я это уже никогда не забуду.
  Во время грозной отповеди мамы, что драться нехорошо, что в песочнице всем хватает места, Поля насупленно молчала. И в этом не было ничего удивительного - ребёнок молчал всегда и везде.
  Но после вопроса: "Почему ты не дружишь с Олежкой? Разве Олежка плохой мальчик?", Полинка вдруг сделала страшные глаза и произнесла два первые свои на свете слова:
- Тьфу, Олежка!
  Мама и папа в этот день торжественно замолчали.
  У них не было слов для счастья. Медицина отступила перед радостью бытия.

Метки:

У меня будет первый...

  Вот у иных глаз - ватерпас. И интуиция. Ничего у меня этого нету. Это ж надо - я сегодня задумался - ничего из того, что я ожидаю, на что рассчитываю, к чему готовлюсь, никогда не исполнится точно так, как я себе это представил. Да хуже! Исполнится ровно наоборот.
  Но я ведь встречал людей, и - слава богу! - отчасти окружил себя ими, которых никогда не подводит не знаю, какое по счету это чувство... То, которое видит предмет уже готовым, задумку - воплотившейся, событие - таким, каким оно случится.
  Что это? Почему ни опыт, ни мозги, ни завалящие мои способности не могут мне помочь увидеть ожидаемое в таком виде, в каком он действительно грянет.
  Как научиться угадывать? Как приспособиться видеть наперёд?
  Я довольно в том уже возрасте, когда можно итожить. Не прощаться, заметьте, а итожить. Беглая пробежка по короткому списку моих достижений убеждает меня в том, что они никогда не рисовались в том виде, в каком я теперь имею право занести их в этот лист.
  Вру! Господи, зачем же я вру? Первая моя квартира в Москве досталась мне на первом этаже ровно через минуту после того, как я в день жеребьевки, вызванный на сцену в каком-то ДК, скорбно произнес: "У меня будет первый..."

Метки:

Я победил



  Вообще-то он не любит, когда я хвастаюсь. Вернее так: он не любит, когда я решаю, что у меня есть повод быть довольным собой. Нет-нет, точнее: он вообще не любит, когда я успокаиваюсь на достигнутом. В этих случаях я даже не успеваю похвастаться.
  Он вовремя толкает меня в спину или ставит подножку, и я срываюсь туда, где мне нужно гуглить слова "депрессия" или "вегетативный криз"...
  Честно говоря, я не знаю, зачем он ко мне привязался? Видит Бог, что я не согласился бы с ним ни на кого рода сотрудничество, а удовольствие, которое он мог бы получить при виде моих несчастий кажется мне еще более сомнительным, чем вспышки моего короткого счастья.
  Я ничего не могу сказать о его внешности, поскольку обрисовать её непредвзято мешает моя начитанность: коричневый пиджак я одолжил для него у собеседника среднего Карамазова, а криворотость приклеилась к нему от повелителя тьмы - из-за некогда частого перечитывания Булгакова.
  Каждый раз он заставляет меня начинать сначала, из-за чего любой мой труд можно было назвать Сизифовым, если бы этот говнюк не вносил в него лукавую видимость какого-то разнообразия.
  Мне очень трудно описать свои диалоги с ним, поскольку весь совместный текст мне приходится читать по ролям, и эта ежедневная читка выработал во мне два стойких актерских штампа: собственное благообразие, которое я передаю улыбкой, и безобразие своего искусителя - которое мне легче выразить неприятным голосом, который теперь уже знаком, кажется, почти всем.
  Мне никогда не ясны его намерения, поскольку он заставляет меня страдать, причиняя мне боль нездоровья или внушая мне стыдливость, из-за которой я обмираю, оказываясь на виду у публики. Возможно, и здесь меня сбивают с толку книги, которым я привык доверять, убедившие меня в его противопоставленности Богу и свету. И в самом деле, ему неймется только тогда, когда мне бывает хорошо, и я просто спиной чувствую его злорадную ухмылку, когда любая такая минута оказывается призрачной.
  Сегодня - я пишу это только потому что готов свидетельствовать буквально по горячим следам - я победил его в борьбе, которую можно было бы назвать армрестлингом, если бы я хоть что-то понимал в тонкостях такого противоборства.
  Знаю только, что по его замыслу мне должно было бы сделаться худо - в последнее время он навязал мне ипохондрию, похожую на болезнь второкурсника медицинского вуза, находящего в себе любые хвори, описанные в учебнике. Дело должно было закончиться тахикардией, которую раскручивает плотно сжатая спираль моего вечно затаенного страха, но в этот раз я решил не уступать и, после пятнадцатиминутной, изнуряющей борьбы, я уложил его локоть на стол, и сказал внезапно своим, (не эстрадным голосом!): "Тьфу на тебя, Фима!", после чего меня ослепила пылающая вспышка победного счастья.

Новый виток

  Не согласен с тем, что, завершая вместе с Землей полное обращение вокруг Солнца, я отмечаю какой-то особой вехой течение жизни, расчерченное судьбой, на мой взгляд, совершенно по другому принципу.
  Моя жизнь размечает себя иначе - либо большой потерей, либо приобретением, которое стоит целого унылого года.
  Но... приобретений было совсем немного, и с такой бухгалтерией я мог бы считаться совсем молодым человеком... Если бы не внушительный список потерь, который сообщает мне горькое безучастие ко всему буквально зажившегося деда...
  Я очень хочу, чтобы мой новый год не отнял у меня никого из тех, без кого я не могу обходиться.
  И очень надеюсь, что кому-нибудь могут пригодиться мои актерские умения, которые я так расточительно трачу на то, без чего как раз легко обойтись, если бы я умел сидеть без работы.
  Под этим постом наверняка соберутся приветствия моих друзей или вовсе не знакомых людей, которые поздравят меня с заходом на новый виток вокруг Солнца.
  Спасибо, друзья мои! Но, честно говоря, мне было бы веселей вращаться вокруг него, никого не теряя, а только обрастая новыми ролями, безумно смешными текстами и сердечными знакомствами.
  Я очень надеюсь на этот новый виток.

Метки:

Вот они, скрепы


  «Любовь-товарищество – это идеал, который нужен пролетариату в ответственный и трудный период борьбы за диктатуру и утверждение своей диктатуры. Но не подлежит сомнению, что в осуществленном коммунистическом обществе любовь, «крылатый Эрос», предстанет в ином, преображенном и совершенно незнакомом нам виде. К тому времени «симпатические скрепы» между всеми членами нового общества вырастут и окрепнут, «любовная потенция» подымется и любовь-солидарность явится таким же двигателем, каким конкуренция и себялюбие являлись для буржуазного строя. Коллективизм духа и воли победит индивидуалистическое самодовление. Исчезнет «холод душевного одиночества», от которого люди при буржуазной культуре искали нередко спасения в любви и браке; вырастут многообразные нити, переплетающие людей между собою душевной и духовной спайкой. Изменятся чувства людей в сторону роста общественности, и без следа пропадет, затерянное в памяти былых веков, неравенство между полами и какая бы то ни было зависимость женщины от мужчины».
  (Александра Коллонтай, «Новая женщина») .

Метки:

Юбилей Васильевой


Сегодня юбилей у Татьяны Васильевой.
Принято считать, что актерское счастье - это непрерывные кочевье и работа.
Сомнений нет, в этом смысле Таня - счастливый человек.
Но я желаю ей сегодня еще тепла и покоя.
Порой они становятся насущнее сумасшедшей занятости.
Танечка, люблю тебя, благодарю судьбу за радость партнерства.
Хочу, чтобы ты была здорова и счастлива!

Диалог



Сам с собой разговаривал. Недолго. Не выдержал собеседника. Ненавижу трусов.
Спрашиваю его:
- А сам-то чё не пишешь?
- Да, вот, - говорит, - у меня когда бывают порывы писать - так всё дикое какое-то созревает, неправильное. Я с этим и трёх единомышленников вряд ли найду...
- Ну...
- Ну, и не пишу...
- А единомышленники тебе зачем?
- А враги - зачем?
- Твою мать... какие враги?
- О!
- Что "о"?
- О!
- А тени своей не боишься?
- Тени от меня нет. Исчезла уже... в рабочий полдень...
- К вечеру чтобы был пост! Чтобы все маски - сорваны! Вещи - своим именами! Несогласных - в бан! Фальшивых друзей - разжаловать!
- Ой, не доживу я до такого вечера.
- Ты-то? Ты, бл..., меня переживёшь.
- Возьми и сам напиши...
- Ага, и кто после всей твоей хреноты поверит, что я - это тоже ты?
- Ну да, мне писали уже: "Вас взломали?"
- Это был пост о диссоциативном рассТРОЙстве личности.
- Лич-но-сти!
- Она потому и личность, что умеет расстраиваться...
Совершенно невозможно с ним разговаривать.

Метки: