?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Я победил



  Вообще-то он не любит, когда я хвастаюсь. Вернее так: он не любит, когда я решаю, что у меня есть повод быть довольным собой. Нет-нет, точнее: он вообще не любит, когда я успокаиваюсь на достигнутом. В этих случаях я даже не успеваю похвастаться.
  Он вовремя толкает меня в спину или ставит подножку, и я срываюсь туда, где мне нужно гуглить слова "депрессия" или "вегетативный криз"...
  Честно говоря, я не знаю, зачем он ко мне привязался? Видит Бог, что я не согласился бы с ним ни на кого рода сотрудничество, а удовольствие, которое он мог бы получить при виде моих несчастий кажется мне еще более сомнительным, чем вспышки моего короткого счастья.
  Я ничего не могу сказать о его внешности, поскольку обрисовать её непредвзято мешает моя начитанность: коричневый пиджак я одолжил для него у собеседника среднего Карамазова, а криворотость приклеилась к нему от повелителя тьмы - из-за некогда частого перечитывания Булгакова.
  Каждый раз он заставляет меня начинать сначала, из-за чего любой мой труд можно было назвать Сизифовым, если бы этот говнюк не вносил в него лукавую видимость какого-то разнообразия.
  Мне очень трудно описать свои диалоги с ним, поскольку весь совместный текст мне приходится читать по ролям, и эта ежедневная читка выработал во мне два стойких актерских штампа: собственное благообразие, которое я передаю улыбкой, и безобразие своего искусителя - которое мне легче выразить неприятным голосом, который теперь уже знаком, кажется, почти всем.
  Мне никогда не ясны его намерения, поскольку он заставляет меня страдать, причиняя мне боль нездоровья или внушая мне стыдливость, из-за которой я обмираю, оказываясь на виду у публики. Возможно, и здесь меня сбивают с толку книги, которым я привык доверять, убедившие меня в его противопоставленности Богу и свету. И в самом деле, ему неймется только тогда, когда мне бывает хорошо, и я просто спиной чувствую его злорадную ухмылку, когда любая такая минута оказывается призрачной.
  Сегодня - я пишу это только потому что готов свидетельствовать буквально по горячим следам - я победил его в борьбе, которую можно было бы назвать армрестлингом, если бы я хоть что-то понимал в тонкостях такого противоборства.
  Знаю только, что по его замыслу мне должно было бы сделаться худо - в последнее время он навязал мне ипохондрию, похожую на болезнь второкурсника медицинского вуза, находящего в себе любые хвори, описанные в учебнике. Дело должно было закончиться тахикардией, которую раскручивает плотно сжатая спираль моего вечно затаенного страха, но в этот раз я решил не уступать и, после пятнадцатиминутной, изнуряющей борьбы, я уложил его локоть на стол, и сказал внезапно своим, (не эстрадным голосом!): "Тьфу на тебя, Фима!", после чего меня ослепила пылающая вспышка победного счастья.

Comments

furiara
May. 19th, 2017 06:59 am (UTC)
Спасибо, что не сдаетесь и заряжаете своим оптимизмом!
lami_nariya
May. 19th, 2017 09:19 am (UTC)
С первых слов поняла, что это вы о своём втором - Я :)

Сон не есть жизнь!