Мент

Из дневника Котельника

  "Девушка из сети "В Контакте" прислала запрос на дружбу. Я там вообще со многими дружу. Публика там чуть моложе, чем на других ресурсах, и возможности смотреть кино или ролики там пошире...
  Кроме того, я не вполне успеваю за молодежными трендами, а там никто не видит, как я, задыхаясь, стараюсь за ними угнаться.
  Так вот, девушка, с которой у меня был шанс подружиться, одну из фотографий, доказывающих её кулинарную ловкость и домовитость, сопроводила следующей надписью: "Мое один из дни Рождений...", и я уже час брожу внутри этого предложения, потея и морща лоб, и пытаюсь догадаться: до или после этого поистине царского стола, приготовленного, по-видимому, своими же руками, она придумала такое щемящее название..."
  23 ноября 2017 г.
Философ

О гражданской позиции

 Когда я выхожу в зал со своим "стендапом", я словно обретаю крылья - мне даже на сцене не бывает так азартно, как в живом и дурашливом общении с моими драгоценными зрителями. Когда я деликатно прошу повторить какую-нибудь пустяшную скороговорку - мне это нужно по ходу номера! - обычно все принимают предложенные обстоятельства, и, несмотря на комичность собственного положения, горазды продолжать пока еще не известную им игру.
  Иногда же мне попадается очень стеснительный или, наоборот, спесивый "партнер", и я понимаю, что мне лучше ретироваться и вовремя вспомнить, что непременное участие в моих розыгрышах совсем не вменено в обязанность купившего билет и даже не включено в стоимость билета.
  Тем не менее я всё же задерживаюсь перед таким зрителем, чтобы успеть строгим голосом спросить: "Где же ваша гражданская позиция?" и после этих слов замечаю, как под хохот зала оттаивает даже сам "потерпевший". Он понимает, что никакой гражданской позиции для этой веселой игры не нужно. Нужно только поверить мне на слово, что я не выставлю никого из своих гостей в невыгодном свете, а в случае их готовности играть со мной - выигрыш достанется даже человеку без "гражданской позиции".
  Сегодня я вдруг заметил, что за последний месяц, путешествуя и развлекая людей на обеих половинах глобуса, я не откликнулся ни на одно широко обсуждаемое в Сети событие. Моя жизнь как будто не выходила за рамки любимой игры в скороговорки. Я в который раз понял, что обязанность дежурить в нашем виртуальном Гайд-парке тяготит меня. Моя гражданская позиция никак не проявляется перед грозным стендапером, принявшим для меня обличье стреднестатистического публициста Фейсбука. Я завидую всякому, у кого находится время и гражданский нерв, чтобы откликнуться на любое происшествие на Земном шаре.
  Я научился развлекать людей и молю только об одном, чтобы у меня всегда был повод делиться с вами видео или открытками с места работы.
  Конечно же, я против всего плохого и обеими руками за все хорошее, что творится на Земле. Но у меня не получаются публицистические скороговорки. Я не умею своевременно осудить или подписать что-то, не проверив и не подумав. В этом деле я не волшебник и вряд ли поспею за самыми бойкими перьями Интернета.
  Желаю вам всем хорошего дня. Насыщенного и наполненного именно вашей, а не виртуальной жизнью. Помните, что когда долго пишете авторучкой, нужно разминать пальчики, когда не отходите от компьютера, необходимо время от времени проморгаться, а когда долго находитесь в гражданской позиции, просто потянуться и улыбнуться. Хотя бы собственному отражению в зеркале.
Вот вам

Действенность уходов

  Целый день вспоминаю историю своих протестов. В детском садике, в школе, в семье, на работе. Две колонки в моей голове: в одной - обиды и слёзы, в другой - громкие выяснения и уходы.
  Вот ведь уходы... Не знаю... Пока при беглой калькуляции вижу, что самыми действенными были уходы. Прощания без слов. Вычёркивания из записной книжки. Стирание из памяти телефонов.     Баны, к слову сказать...
  Никогда, ни при каких обстоятельствах у меня не получалось добиться искомого при невзлюбивших меня педагогах или в спорах с родственниками, в несогласии с режиссёрами, в отстаивании своей правоты. Она всегда наталкивалась на силу и власть чужой, неподвластной мне воли.
  Я ничего не мог поделать с обстоятельствами, которые оказывались сильнее меня.
  Я умею терпеть, ждать, искать компромиссы, но у меня не получается преодолеть обстоятельства непреодолимой силы. Я побеждал только тогда, когда противником выступал я сам, когда расправлялся со своим безволием, стеснительностью или ленью.
"Весь мир против меня. Как я велик!" - это выражение Лермонтова из "Испанцев" - не про меня.
  Я знаю исход борьбы только тогда, когда я сам против себя. Здесь мой соперник всегда слабее меня. Когда на меня ополчится мир, я знаю, что нужно будет сделать.

  Надеюсь, что у него хватит ума на меня не ополчиться...
Слухи

Не болтай!



  Значит так. Поскольку мой жизненный опыт уже позволяет мне углядеть в не связанных друг с другом событиях некоторую закономерность, сообщаю, что вижу теперь прямую зависимость крушения проектов от их громогласных анонсов.
  В части физиологии я, будучи совсем не суеверным, уже давно заметил, что бахвальство в отношении своего или чужого здоровья оборачивается в лучшем случае соплями, а в худшем - прямо худшим из того, что можно выбрать в справочнике болезней.
  Как быть атеисту и агностику в этих открывшихся обстоятельствах - ума не приложу.
  Как запретить себе мечтать я приблизительно представляю, но как запретить себе прокричать о почти случившейся радости - пока не знаю.
  Мы сетуем на то, что история ничему не учит! Так ведь не учит и собственная жизнь.
  В этом году судьба соблазнила меня столькими заманчивыми работами, сколько в прежние годы размазывала на десятилетия. Кто ж знал, что мой беспокойный язык и моя открытость похоронят их под жухлой листвой.
  Уж как я не любил осень, так и не люблю её, и вот зачем-то опять меня подмывает поделиться надеждой пригодиться всем новой весной.
"Не болтай!"
  Повесить, что ли, этот плакат над компьютером?
Со щетиной

Мера просветления




  Особая мера просветления. Понять, что забота о себе - лишь часть ритуала. Чтобы достойно выглядеть и сохранить возможность работы. А настоящие тревоги - только о друзьях и о близких.
  Но, если глубоко копнуть, то и эта мера оборачивается лишь беспокойством о том, чтобы в неровный час не остаться одному со своим ритуалами - когда работать и прилично выглядеть будет не для кого: зеркало для меня всегда держали семья и друзья. И в этом зеркальце неплохо бы подольше быть румянее и всех белее...
Бодибилдинг

Всё, что кажется лишним...



  Папа снимал кожицу с помидоров, один мой приятель всегда чистит огурцы, у другого хватает терпения удалять шкурку с инжира. Я же не только с цедрой поедаю лимон, но и не морщусь от ворсистого киви. В этих случаях я считаю, что дары природы надо принимать в подарочной упаковке.
  Но в нынешние времена человек старательно ошкуривает и себя: бритых налысо мужчин сейчас гораздо больше, чем я встречал во времена моего детства. Трудно представить себе современную женщину, похожую на даму с картины Люсьена Фрейда. А в душевой нашего спортклуба не встретишь даже брутального мужика с буйно заросшими подмышками. Думаю, что здесь, скорее, примером для них выступают гладкокожие культуристы. Мания брить детородные органы вряд ли внедрилась в жизнь из-за актёров тяжелого порно (в этом виде кинематографа лишенные растительности члены и вагины, видимо, кажутся крупнее или прелестнее), - нет, мои современники уверены, что в отличие от деревьев, кроны из волос, наоборот, мешают дышать человеческим стволам или дуплам. А при физическом усердии начинают еще неприятно пахнуть. Можете ли вы вообразить себе лицо человека пятидесятых при виде женского бритвенного прибора или специального триммера для яичек?
  Я полагаю, что во имя гигиены люди даже несколько перевыполнили свои условия завета с Богом. В принципе, и Авраам мог заключить его на щадящих условиях.
  Но есть же и неверующие родители, которым нежная складочка на писюне малыша уже при рождении кажется лишней...
Скрестив руки

Корпоративный синдром

  А так и надо. Артисты должны вступаться за артистов. Евреи за евреев. Либералы не должны давать в обиду либералов. Потому что за либерала сейчас вряд ли вступится патриот...
  Либеральная оптика иногда хорошо укрупняет корпоративную этику. При ней либерал-артист или режиссер-либерал по умолчанию причислены едва ли не к лику святых.
  В самом деле, надо уметь радоваться, когда наших награждают, а не только бьют...
  Но вот когда полицейские выгораживают полицейских и даже дают ложные показания - это плохой вид заступничества. Такой же неприятный, как и в случае обнаружения отсутствующих достоинств в произведениях либеральных или почвенных авторов - заединщиками с той или с другой стороны.
  Если и вправду, Богу - богово, то какого ли хрена нам знать, под каким углом к либерализму повернут тот или иной художник, если искусство - это безошибочное чувство языка, особое зрение и умение перенести читателя или зрителя в другую реальность, которая составлена всего лишь нужными словами, верными кадрами, точными репликами и еще озарена божьей искрой необъяснимого человеческим языком таланта.
  Нет, так не надо. Надо как-то отделить от искусства этот корпоративный синдром.
  Надо, чтобы сильные вступались за слабых.
  Здоровые за больных.
  Образованные за непросвещенных.
  И все вместе восхищались великими.

  И чтобы никакая оптика не мешала их отличить...
Бицепс

Спасибо, уже не надо...

  Между "все разладилось" и "всё налаживается", бывает, проходит всего пятнадцать минут. В эти минуты я религиозен: я знаю кого и о чём просить. Когда всё становится на свои места, я, как в известном анекдоте про блондинку, говорю по тому же адресу: "Спасибо. Уже не надо". Страшнее всего, когда пятнадцать минут оборачиваются часами. Тогда ты начинаешь думать: это мне за то, что я не поблагодарил как надо в прошлый раз.
  В остальное время, конечно, верю Гагарину. Он летал и никого там не видел.

  И, кстати, разбился, так никого и не увидав...
Со щетиной

Анонсы

  Из моих анонсов о намерении написать книгу мог бы сложиться вполне добротный том. Благо, за названием бежать далеко не нужно. "Анонсы". Буду раздаривать так же щедро, как и эти ненапряжные обещания.