Котельник (koteljnik) wrote,
Котельник
koteljnik

Categories:

Памяти Трушкина

  Трушкин был, конечно, плоть от плоти традиции абсурда в русской литературе. Многие не замечали за простотой его небылиц мастерское владение этим опасным жанром, в которым события ирреальны, невозможны по сути, но случаются среди узнаваемых, не меняющихся веками обстоятельств.
  Фантасмагорическое нагромождение несуразностей всегда превращалось у него в карнавальный слепок нашей безумной жизни.
  Если бы его судьба сложилась в другом окружении, с бОльшим, но совершенно неприемлемым для него почтением к условностям тусовки, задающей тон в литературе, его бы, без сомнения, давно бы уже назвали наследником обэриутов, возможно, с поправкой на обращённость к героям, живущим "на земле" или далеко от столиц.
  Пройдет время, его место в литературе и на эстраде оценят по-другому, гораздо выше, чем при жизни.
  Его любили зрители и артисты. С ним любили связываться телевизионщики.
  Когда-нибудь - скорее бы! - его вспомнят и литературные критики.

  Пока же светлая память, дорогой мой автор! Спасибо тебе за всё!

Tags: Былое, Жизнь есть сон, Место работы
Subscribe

  • Куда делись "Поплавки" и "Парусы"?

    На нашем Юге все гостиницы - виллы. Например, Villa Milla. Я видел одну, та вообще - Versalle. Иностранных путешественников я здесь не встречал,…

  • Фотография на память

    Однажды я заглянул в бездну... Она зияла грозными и нелицеприятными комментариями, обличавшими меня в зазнайстве, в отрыве от народа, в роковом…

  • Из переписки со Славой Сэ...

    "Ах, Ефим! Вот и я боялся, что кто-то из моих чтецов вас обидит. Не уберёг: вы совсем без кожи, косой взгляд чувствуйте сразу костями и…

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments