Котельник (koteljnik) wrote,
Котельник
koteljnik

Categories:

Что в имени тебе моем?

Оно умрет, как шум печальный
Волны, плеснувшей в берег дальный,
Как звук ночной в лесу глухом.

(А.С.Пушкин)


    «Никто никому ничем не обязан». Абсолютно нейтральная фраза, которая почему-то всегда выводит меня из себя. От нее веет загробным холодом. Принято считать, что мы обязаны своим рождением – родителям, а воспитанием – учителям, для всех остальных случаев подходит вот это универсальное: мы никому ничем не обязаны. Мой хороший знакомый, кстати говоря, приличный искусствовед, пустился в морочные тяжбы, чтобы разделить квартиру с оставленной женой. И хотя брак с самого начала казался всем мезальянсом, на мои расспросы, верно ли ему, вчерашнему иногородцу, претендовать на часть жилплощади, расположенной в самом центре Москвы, он нервно возражал: «Мне сейчас не до благородства!». Он искренне считал, что ничем не обязан своей жене.
     Мы во многом действительно ничем не обязаны друг другу. И проводница, которая узнала меня еще в моем приближении к вагону, не обязана была пропускать в купе, не потребовав мой паспорт. Она не обязана упасть без чувств при виде каждого следующего в Петербург артиста. Поэтому она вправе целую минуту сличать фотографию на паспорте с моей усталой физиономией.
     Мы не обязаны болеть за «Спартак» и вправе не знать, что Бискайский залив и Гаскония обязаны своим названием одному народу – баскам. Мы вправе не сотворять себе кумиров и не обязаны знать, что следуем тем самым одной из библейских заповедей.
     В парилке фитнес-клуба я похвастался одному весьма следящему за собой бизнесмену тем, что Рина Зеленая возглавляла экзаменационную комиссию на моем выпуске. «Рина Зеленая?» Я понял, что мне придется напомнить о ком речь. Я перечислил все ее роли, но увидел проблеск в его глазах, лишь когда очередь дошла до черепахи Тортиллы.
     Конечно, мой собеседник не обязан был знать актрису, которую для него сейчас вытеснили другие «бледные звезды» в таблоидах и журналах, разложенных в его офисе. Нечто похожее на ступор случилось со мной, когда я рассказывал о Вицине, фамилию которого, как мне казалось, обязан был знать молодой программист, ни разу не пропустивший по телевизору «Кавказскую пленницу». Недавно мне пришлось отблагодарить «нужных» людей приглашением на спектакль «Цветок смеющийся». Я гордо сказал своим будущим зрителям, что этот спектакль поставил Михаил Козаков. И снова увидел немой вопрос в глазах своих собеседников. Не помогли ни «Выстрел», ни «Человек-Амфибия», ни «Покровские ворота». О знаменитом актере и режиссере они вспомнили только, когда зашла речь о фильме «Здравствуйте, Ваша тетя!»
     Анна Андреевна писала: «Но где мой дом и где рассудок мой?» Я заслушивался рассказами Козакова об Ахматовой. А теперь, вспомнив на этом листочке про нашу всеобщую необязанность друг другу, вслед за знаменитой поэтессой готов искать свои дом и рассудок.
     
Tags: Былое, Место работы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →