December 24th, 2008

Со щетиной

Чукча был в городе, привёз домой телевизор...

... радио и консервы. Распаковался, настроил радио на одну волну - про президента. На другую - президент. На третью - о президенте. Втыкает вилку телевизора в розетку, включает 1-ю программу - президент выступает. Он вторую - президент. Третью - президент. Выключил телевизор. Посидел, подумал, посмотрел на консервы:
- Однако, ну их, не буду открывать.
(Так себе анекдот) 

 

     Не приведи Господь дразнить блогосферу разговорами о нашем телевидении! Тут не углядишь, как мирная гавань моего беззлобного журнала превратится во взорванную недовольством бухту Цусимы. Достанется всем: постующему и постящимся, предпочитающим скоромную «Культуру» трефным - «России» и Первому.
     Только что я вернулся с новогодних съемок Первого канала. Для меня уходящий год отмерил тридцать лет, прожитых на сцене. Телевидение – часть моей работы: с переменным успехом я пытался все эти годы веселить разных, таких непохожих друг на друга людей. 
     В этот Новый год меня на экране будет не густо: я принял участие только в новогодних проектах на Первом и «России». (Полагая, что ошибки молодости не поздно исправить, я отказался от многих предложений на ТВ).

     Но вот вы, любезные читатели моего журнала! Я знаю наверняка, что вы не живете в обнимку с треклятым ящиком. Но что вы станете смотреть в Новогоднюю ночь? Закроете ли вы телевизор плотной тряпкой или начнете воевать с непослушным к полуночи пультом, выйдете ли вы на морозный воздух или останетесь смотреть тех, кого видели в последние годы уже много раз? Поставите ли спасительную во всех случаях «Иронию судьбы» или будете терзать вашу спутниковую антенну? 

     Какой выбор учините вы, если не откажетесь 31-го включить телевизор?  
Со щетиной

Мы широко по дебрям и лесам...

... перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей!
(А.Блок)

     Позвонил мой приятель, Игорь, один из последних могикан – чистый чеховский доктор, блестящий хирург. Несколько дней назад нашу общую знакомую подростки просто так убили на улице. У следствия даже версий не возникло: женщину убили действительно ПРОСТО ТАК.
    В больнице, где работает мой друг, все еще находится музыкант одного нашего прославленного коллектива. Врачи делают все, чтобы парень быстрее вернулся к работе. Но непойманные ублюдки знали что делали: у скрипача пересечены периферические нервы левого предплечья. Как скоро он сможет играть? 
     Вчера встретил Сашу Цекало, которого бандиты скрутили шнуром, пока рыскали в поисках денег и украшений. Он привычно смеялся и шутил, глядя в камеру. Глаза у него были печальнее женских слез...
     Объясните мне – что творится на свете? Это что, кризис вышвырнул на улицу стаи нелюдей?
     Мне было бы хорошо - в светёлке Интернета, где сквозь слюдяное окошко чуть-чуть просвечивает неприглядность этой страшной зимы… Но сейчас я еле сдержался, чтобы не завыть, пока отстукивал этот пост. В голове билась другая, навязчивая строчка:
   «Что-же-делать-что-же-делать?!»

   Quo Vadis? Камо грядеши? Куда идем?
Со щетиной

Дружба - понятие круглосуточное (М. Светлов).


 

     Три моих близких друга – врачи. Я почему-то не люблю видеть их в больничных халатах. Но страшно люблю истории про всякие медицинские казусы. Мои друзья в них перестают быть грозными эскулапами.
     У меня, естественно, много приятелей-актеров, но я редко хожу на их спектакли. Я люблю их за то, что со мной они – НЕ АКТЕРЫ. Зато обожаю нашу «курилку» - разговоры о профессии, о театральных курьезах.

     Вот интересно: вы воспринимаете ваших друзей вместе с тем делом, которым они занимаются, или они друзья – в отрыве от своей работы?

     Завтра же напрошусь к Игорю - посмотреть на операцию... 

     UPD. Моя мама работала воспитательницей в единственном в Сусумане детском саду. На работе она переставала быть мамой и становилась воспитательницей других детей. Однажды я потянул ее за полу шубы Деда Мороза, которого она изображала на детском утреннике, и громко сказал: "Это моя мама". Мама громовым "басом" спросила: "Мальчик, ты кто? Как тебя зовут?" Надо ли говорить, каким морем слез обернулась эта волшебная сила искусства?
     Вопрос в отношении друзей, конечно, чисто житейский. Думаю, что мы не будем звать на помощь психоаналитика.