January 15th, 2009

Со щетиной

Восстание масс или Посчитали-прослезились...


Ночью в узких улочках Риги
Слышу поступь гулких столетий
(Г.Горский)

     
     Рига для меня такой же кровный город, как Москва. Там прошла моя юность. Там я до сих пор устраиваю пешие экскурсии для своих друзей во время фестивалей, когда возвращаюсь к родным пенатам уже в качестве иностранного гостя. Я знаю Ригу как свои пять пальцев. От теткиного дома на бывшей улице Кирова до своего филфака на Висвалжа. От набережной студеной Даугавы до маминой больницы на Таллинас.
     Трудно представить седой, тихий город бунтующим. Не углубляюсь в причины недавнего «марша несогласных» в столице моей второй родины: они наверняка непростые и уважительные.
     Но вот итог: ущерб от беспорядков в Риге составил около 90 тысяч долларов. При нынешней латвийской казне – сумма существенная. Придется чинить брусчатку, ремонтировать поврежденные здания, возвращать в строй разрушенные магазины. Как же помирить в сознании понятный протест доведенных до отчаяния людей с этим вечным революционным разгулом?
     Видно, только в театре толпа превращается в публику. На улицах публика всегда оборачивается толпою. Даже на таких узких и чинных.    
    
     Оно, конечно, Александръ Македонскій герой, но зачѣмъ же стулья ломать! (Н.В. Гоголь)

Со щетиной

Личный выбор

 

И в полночь ваши денежки заройте в землю там.
               И в полночь ваши денежки заройте в землю где? 
(Б.Окуджава)
 
   

     "Премьер-министр Владимир Путин считает, что рубльнаиболее предпочтительная валюта для России. Вместе с тем, он подчеркнул, что выбор валюты, в которой хранить свои сбережения — это личный выбор каждого.
     «Для тех, кто часто выезжает за границу, может быть доля и в иностранной валюте, но необходимо помнить, что состояние национальной валюты напрямую связано с состоянием национальной экономики», — отметил он. (
МОСКВА, 4 декабря)
     Вместе с тем, он еще раз повторил, что государство не допустит резких скачков курса рубля. «Наличие золотовалютных резервов позволяет избежать резких колебаний нацвалюты, — сказал Путин. — Мы не будем делать резких движений».     
     "Шли годы, - как писал Альтов. - Смеркалось". Ан нет же! Минул всего только месяц, а уже как в том анекдоте: "Маня, концепция поменялася". Сегодня доллар стоит 32 рубля (!!!). 

     Господа правители! Не превращайте наши блоги в финансовые документы эпохи! Нам есть еще о чем написать!

Со щетиной

Три отрывка о себе

Нет, я не Байрон, я другой,
Еще неведомый избранник...
(М.Ю. Лермонтов)

    Нет худа без добра. Два серьезных издательства, выйдя, очевидно, по чьим-то следам на мой блог, предложили издать книжку, составленную из прежних и новых дневниковых записей. В эти дни я вожусь с небольшим архивом, собранным в «Читальне» своего сайта. Завтра мне ехать к главному редактору. По ходу дела выбрал разные мелочи и на ваш суд. Эти три отрывка написаны в 26 лет. Ругать меня за них не стоит. Лермонтову, в этом возрасте, например, еще оставался год до роковой дуэли. 

     1. 27 июля 1982 г.
     Помню, в глубоком детстве, куда моя память всегда устремлена, раз поутру склонились над нашей койкой мама и папа. Помню нежные их улыбки, смотрели, как мы с Эликом лежали в обнимку, братик и брат.
     Чем суровее детство, тем нежнее вырастают малыши, тем добрее, качественнее, в смысле морали. Помню, как Элик мой палец держал в руке, хрустнутый, откуда фонтаном била кровь. Я сунул свою руку в какую-то качель, и железякой по закону рычага ноготь расплющило, хрустнула косточка внутри. Очнувшись, я завыл воем и, там же, в парке, к Элику зареванный прибежал, изнемогая от боли. Элик окровавленный палец взял в руку, геройски дошел со мной до больницы. А там меня спрашивала медсестра:
    - Видишь, хороший у тебя друг. Это кто – друг твой, наверное?
    - Нет, – отвечал я. – Это Элик, мой брат. 

     2. 3 сентября 1982 г.
     Раз подъехала машина к крыльцу. Из нее вышел человек. Это был я. Вернее подъехала не к крыльцу, а к воротам, проехала мимо старого переезда, который давно уже загородили, по улице мимо Смиринского дома. За машиной выросли клубы, превратились в облака; пропали следы от моего "Орленка" – впечатали восьмерящуюся нить, которая столько лет – столько лет! – меня ждала...
     В Риге все раньше пожелтело. Троллейбусом до центра проедешь – как сквозь толщу янтаря: окна желтые и лица желтые, и солнце все, кроме неба, позолотило. Это уже последняя голубизна, здесь обычно цвет свинцовый, который над моим детством навис, а этот цвет – прощальный цвет: моя уходящая юность сигналит.
     От солнца по парку ровный свет, не играет на восковых лицах.
     Купол неба голубой. И воздух ясный.

    3. Ой, мамочка, - завещание! Ой, мамочка, - в дверь звонят! Где бумажка, где листочек! Я из тапочек вылетел. Завещаю-завещаю. Ищу бумаги клочок. Иду-у-у!
     Я иду-иду-иду. Счас бумажку найду. На бумажке напишу и вам тут же отворю. Вот бумажечки клочок. Не ломайте мне замок.
     Дорогие мама с папой. К сыну вашему стучат. Не стучите, ради бога. Я же слышу - не глухой. Кто в последнюю дорогу проведет тебя? Конвой. Кто стоит за этой дверью? Завещаю всем друзьям... Жаль что в Бога я не верю. Так бы - в рай. А так - к чертям. Мы несем из кухни ножик. Слышу, слышу. Счас иду. Вывожу: "... а всех дороже..." Кто дороже? Зачеркну.
     Открываю дверь: о ужас? На пороге - никого!
     Да кому ты, к черту, нужен. Скинь штаны и смой говно.

Со щетиной

Сначала - вам, потом – издателям.

Стремясь к блаженству и добру,
Влача томительные дни,
Мы все - одни, всегда - одни:
Я жил один, один умру.

(Д. Мережковский)

     "Этого следовало ожидать. Дед начал терять силы еще до полудня. Сразу после завтрака «девки», которых он пригласил на день рождения, стали «дурами». А затем, попив чаю, он решил обзвонить «дур» и перенести банкет с шести на четыре часа вечера.
     - Раньше уйдут, - проворчал он.
      Так какого ж рожна ты затевал это безумное празднование?
     Ночью я вернулся из Тулы окрыленный, хорошо принятый зрителями, с цветами. Дед уже спал. В два часа ночи на мою беду он проснулся, стал куролесить по квартире. И затем снова отошел ко сну. Когда я прошел по коридору в ванную, он, будучи уже в постели, зашелся таким неистовым храпом, что я даже позавидовал ему: не прошло и пяти минут, как он пожелал мне спокойной ночи.
     Эта история с гостями вызвала у меня воспоминание, связанное с артисткой Ашрафовой, работавшей в Мастерской сатиры и юмора Москонцерта.
Collapse )