May 16th, 2009

Со щетиной

Россия - агрессор?

    
     Саша Никонов со своей решительностью ухитрился и меня сделать ччуть ли не горлопаном в двух моих (здесь и здесь),  не похожих на меня интервью. 
     Просто он умеет беседовать так, что я не успеваю по привычке соскочить с опасных крючков его вопросительных знаков.
     У этого блога много читателей. Саша разрешает им набрасываться на себя. И редко прибегает к бану. Но я-то знаю, что его непримиримость и нарочитое бахвальство – это всегда способ утвердиться в ответе, который он уже приготовил до того, как задал вопрос. 
     В этот раз он опять резок, и я боюсь, что в комментах к последнему посту поднимется много крику, за которым мы не услышим шокирующий мессидж: в истории Второй мировой войны Россия – такой же агрессор как Германия. Я позволю утащить себе пару цитат: 

     "Гитлер ни о какой мировой войне не думал. Гитлер просто собирал то, что отняли у Германии после Версаля. Под этими лозунгами он и выиграл выборы. И свои обещания перед немецкими избирателями выполнял по чесноку...
     В 1939 году Сталин играл беспроигрышно. … два усатых фюрера не только Польшу поделили, но и прочие кусочки Европы. Сталин, например, получил свободу действия в Прибалтике, Финляндии и кое-что по мелочи на югах". 

     Отшумели праздники. Мы с чувством отпели военные песни. Угасла риторика. Ушла трескотня. Но от непривычности этой фразы «Россия – агрессор», в которой так много резкого «р», не отмахнешься. 

    
Да и Никонов еще добавил грозного «р» в роковой вопрос: «кто-то против»?
Со щетиной

Мишка на Сервере

     Возможно - повторюсь - я неудачно формулирую свои вопросы. В конце концов, я не журналист и могу вовсе удержаться от новой привычки прилюдно вопрошать и надеяться на предметную беседу, но тогда мой скромный блог превратится в подобие унылого актерского сайта, где по сусекам будут разбросаны только сомнительные вещдоки собственной значимости, но исчезнет главная привлекательность такого интернет-ресурса – его способность приглашать к разговору читателей, предлагающих всяко – убедительно или неумело – суждения, которые на самом деле интересно и полезно читать.
     С утра я рассердил одного из своих гостей вынесенной в заголовок никоновской максимой «Россия – агрессор», имеющей отношение к прошедшей войне, как тут же, едва помирившись с читателем, набрел на столь же резкую максиму, но уже имеющую отношению к нынешнему дню. В день, когда Европу объединит голосование в пользу поющих талантов, съехавшихся в Москву, я совершенно непреднамеренно натолкнулся на статью поляка Збигнева Мазурака, статью которого в «American Thinker» цитируют на ресурсе ИноСМИ: «Если Америка и страны Европы внезапно не займут более агрессивные позиции во внешней политике и не начнут усиливать свои вооруженные силы, Европа превратится в простую провинцию Российской империи». 

     Меня трудно заподозрить в нелюбви к родной стране, хотя уже сегодня я успел познакомиться с таким упреком, но я снова не могу удержаться от вопроса: отчего мы по-прежнему восприняты миром, как империя зла?
     И может ли ирония постановщиков второго полуфинала Евровидения, показавших пляшущих кукольных медведей как насмешку над изживающим себя мифом, на самом деле помочь изжить этот последний стойкий миф о России?