May 18th, 2009

Со щетиной

Культурный календарь

     Сегодня, в Культурном центре Высшей школы экономики состоится презентация книги "Преодоление". Вечер посвящен памяти Гедрюса Мацкявичюса, которого молодым моим читателям легче представить как папу Эрнеста Мацкявичюса, журналиста канала "Россия". Он и написал первую часть книги  - "С.Н.Ы."
     Павел Брюн и Сережа Цветков, ученики Гедрюса и мои добрые приятели, просили меня тоже что-нибудь рассказать о режиссере, с которым мы выпустили всего один спектакль "Одинокий волк". 
     Вот сейчас я и пытаюсь по привычке сначала набросать разрозненные воспоминания на бумаге. Если выйдет что-нибудь путное, вечером поделюсь.

     21-го мая в Театре на Таганке - "Цветок смеющийся". Спектакль я уже не раз представлял на этих страницах. Сейчас просто анонсирую. 

     События бескультурного календаря оставляю без анонсов. Но для случая буду держать в памяти.
Со щетиной

Про Гедрюса

    Вообще-то я по праву современника. С этим правом можно было вспомнить и про двадцатый съезд партии и про освоение космоса, но для всякого актера, который в 70-ые годы учился в Москве, трудно было бы обойтись в воспоминаниях без Гедрюса, чей театр так много значил для интеллигенции в ту пору, когда это слово еще имело хоть какой-то смысл.
     Мне повезло – моими однокурсниками в ГУЦЭИ оказались два актера из театра Мацкявичюса: Валентин Гнеушев и Павел Брюн. Я знал наизусть «Преодоление» и «Хоакина», не только потому что не пропускал этих спектаклей как зритель, но и потому что пропадал на репетициях Гедрюса, еле успевая с репетиций Виктюка, на которые едва попадал после репетиций Эфроса.
     Думаю, что в Москве было всего два непрофессиональных коллектива, которые не только могли соперничать с Малой Бронной, Таганкой и Ленкомом, но часто задавали им фору и устанавливали моду на театральный язык, на особенные пластические атрибуты и даже на музыку, которые потом перекочевывали в другие, бесхитростные постановки многих режиссеров по всей стране. Эти два коллектива – Студенческий театр МГУ, где тогда нашел свое первое московское пристанище Виктюк, и Ансамбль пластической драмы Гедрюса Мацкявичюса.
     На первом курсе я снимал комнату в страшной коммуналке, в которой уже жил Валя Гнеушев, одновременно ученик Виктюка и Мацкявичюса, и мы вместе с ним иногда заходили к Гедрюсу сначала в общежитие на Трифоновской, а затем буквально наискосок от нашего дома – в другую коммуналку, в которой уже снимал комнату Гедрюс.
     Надо сказать, что в бытовой простоте, которую по тогдашним культурным канонам, разыгрывали все студенты театральных вузов, у Гедрюса не очень получалось сыграть необязательность или небрежность. Я это часто замечал и потом у тех, кто приехал в Москву из Прибалтики. У них все было так же как у всех, не очень сытых студентов 70-х. Однако всегда чисто, всегда уютно. И вряд ли гость, случайно забредший к ним, мог уйти от них не солоно хлебавши.Collapse )
Со щетиной

Детям до 16 смотреть не разрешается

     Этот номер Семена Альтова пользовался успехом не меньшим, чем "Магдалина". Правда, играть его во всякой аудитории негоже. Он, как бы сказать... фривольный.
     Однажды я исполнял его в Кремлевском Дворце съездов в тот вечер, когда многое прощается - 1 апреля, в День дураков. Откланявшись, я зашел за кулисы и услышал от помрежа: "Ельцин тоже смеялся".
     - Как? - закачавшись, спросил я.
     - А он в зале. 
     Даже не верится, что я еще застал недолгие времена, когда перед концертами, на которых присутствовал глава государства, никому не приходило в голову проверить репертуар или хотя бы предупредить артиста о таком серьёзном зрителе.