May 23rd, 2009

Со щетиной

Велика потеря

    
     Сколько всего терял, сколько безвозвратно вкладывал, сколько одалживал навсегда, никогда так не сокрушался. А тут велика потеря - подушечка! Аж извелся весь. Вчера собирался в дорогу - сердце упало: чехол есть, а подушки нет.. 
     Значит, я оставил ее в самолете, когда летел из Бишкека,  
     Странное дело - переживать из-за таких пустяков. Вот и сейчас: думаю, может, она на месте.  Глянул опять: нет!  Она же сколько со мной налетала, надувная подушечка для шеи. Муза дальних странствий. Почти что друг.
     То есть, значит, кредиторы мои ненаглядные, бессовестные должники, а также ворюги и мошенники, могут спать спокойно. Истинный предмет моих расстройств - привязавшие к себе мелочи.
     Ладно. Счастливо оставаться! Сейчас же куплю себе в аэропорту другую подушку. Но она - никогда! никогда, слышите! - не заменит мне ту, которую я любил: серенькую, фибровую, дорогую, единственную...
     (Дальше - слезы, стенания, затемнение, гонг. Переход на другую картину).

     Сочувствия принимаются. 
     Пародии не приветствуются.      
     Врагу не пожелаю таких потерь.    
Со щетиной

Шифринята

     Элька притормозил на светофоре, и вдруг - бац! уже знакомый по прошлым приключениям, но всегда по-новому страшный толчок машины сзади. Только отъехали от отеля, только перешли к разговорам за жизнь и - такая незадача. Слава Богу, все живы-здоровы, да и "аксидент" так себе: на троечку. Поцеловались три машины. Легонько. Не взазос.
     Младший, Макс, завопил на заднем сиденье. Ник обрадовался, что скучным разговорам взрослых неожиданно пришел конец.   
     Маленькие шифринята, с одинаковыми улыбками, точь в точь такими, какими одаривал нас их папа, Рафаэль, когда был таким же, как они, сладким.
     Снимки будут потом. Пока вот этот - канонический, из моей коллекции.
     В Тель-Авиве тепло и чисто. В Элькином районе, в Петах-Тикве, тоже чисто. Везде чисто по пути. Почему-то в этот приезд меня это особенно цепляет. И еще - отличные дороги. Отличные, чистые дороги. Чистые дворы. 
     И ночь грядет свежая и чистая. Горничная положила на чистую постель две шоколадки. На столе в мое отсутствие появились фрукты. Подозреваю, что тоже мытые и чистые.
     Пляж давно пустой. И море уже не отличить от неба. Огоньки отелей на Аярконе - дружелюбные, веселые. 
     Номера с такими балконами, как у меня, лучше сдавать поэтам. 
     Меня сегодня на рифмованные строчки не хватит.
     Разве что: "шифринята - классные ребята".