May 27th, 2009

Со щетиной

Сага о Форсайте

Новый мемуар от Д. Воскобойникова

     Здесь, в Тель-Авиве, я получил электронной почтой новый рассказ Дмитрия Воскобойникова, который с удовольствием помещаю в своем журнале.

     Сага о Форсайте

     Вы наверняка читали произведения Фредерика Форсайта или, по крайней мере, слышали о них. Самый известный роман –«День Шакала» - был экранизирован дважды: один раз блестяще и близко к оригиналу Фредом Циннеманном с Эдвардом Фоксом в роли профессионального убийцы, нанятого для уничтожения президента Франции Шарля де Голля (премьера состоялась в 1973-м), второй – посредственный римейк спустя почти 25 лет с Брюсом Уиллисом, но без Шарля де Голля. Автор шакальих историй, как доказало личное знакомство, оказался фигурой не менее колоритной, чем его герои. Collapse )
Со щетиной

Глубокие родственники

    
     «Мы с вами должны помогать друг другу. Мы с вами друзья. Мы же не родственники».
     
Когда Катя Карпушина произносит в «Путанах» Нино Манфреди эту реплику, я даю залу отсмеяться. В реакции зрителей на ответ моего героя я еще слышу отголоски смеха, относящегося к Катиной фразе.
     Иногда мысль о том, почему зал "понимающе" смеется над этим суждением, заводит меня так далеко, что я спохватываюсь только в середине диалога, понимая, что пару предложений произнес автоматически, на несколько мгновений выпав из игры. 
     Отчего мы дружно смеемся над родственными отношениями? Зачем наша ирония распространяется на то, что для многих других по-прежнему уважаемо и свято?
     Все мои родственники, независимо от степени родства, всегда "тянули" друг друга, помогая в безвыходных ситуациях, мистическим образом оказываясь вместе в разных уголках планеты на протяжении почти всего прошедшего века, собираясь вокруг стариков, наследовавших старшинство в разраставшемся год от году семействе.      
     В 2003-м году я записал в дневниках: «На Обетованную Землю Шифрины перебрались в начале 90-х годов – каждая ячейка в разное время, но приблизительно в два года, - снова слепили неумирающий улей, теряя своих старейшин и продолжаясь в детях, внуках и правнуках».
    
Однажды в интервью Александр Никонов, затеяв разговор о моей семье, сказал: 
     - А я даже троюродных своих не знаю… Да и на хрен они нужны?..
     - Да, - ответил тогда я.- Это ментальное свойство, которое я не раз отмечал у русских - дальше двоюродного брата уже не считается за родственника. Маленькие народы больше дорожат родством. 

     Остался ли какой-то смысл за словом «родственники» в деревнях, в маленьких городах, мегаполисах?  
     Вы день рождения своего троюродного брата помните?