June 20th, 2009

Со щетиной

Unique


     Вчера я написал про непереводимого писателя Платонова, а сегодня нашел в журнале своего читателя "непереводимого" артиста Леонова. 
     pavel_valerich, у которого я увел ролик, резонно замечает: "Этот фрагмент очень хороший пример того, почему фильмы лучше смотреть в оригинале".

        У Евтушенко есть затасканное художественной самодеятельностью стихотворение. Оно - простое и немножко эстрадное. Но последнее четверостишие из него звучит, по-моему, очень искренне:
                                                              Уходят люди... Их не возвратить. 
                                                               Их тайные миры не возродить. 
                                                               И каждый раз мне хочется опять 
                                                               от этой невозвратности кричать. 
Со щетиной

Визбору - 75

    
     Такая типичная биография для советского барда, такой примечательный архетип, в котором сходятся все наши представления о том, как примерно должен выглядеть русский интеллигент. Репрессированный отец, сам - полукровка, конечно - учитель (как и Окуджава), служил в армии и, как некоторые аксеновские герои, открыл трудовую книжку в глухом российском селе. 
    Подобно многим романтикам тех лет, именно журналистику, скорее всего, выбрал потому, что в отсутствие шанса познакомиться с целым миром, получил счастливую возможность отлично узнать родную страну.
     Нет надежды на то, что молодые знают Визбора хотя бы по сериалу про Штирлица.
     Но мы сегодня вспоминаем его. Негромкого, порядочного, надежного...

Из-под очков

Панегирик оливковому маслу

     
     Когда-то я пропел "Оду творогу". 
     Дмитрий Воскобойников, точный, как швейцарские часы, ровно в конце недели дарит нам свой очередной мемуар:
     
     Панегирик оливковому маслу 

     Я боготворю оливковое масло, и не потому, что оно 140 раз упоминается в Библии. Если бы мне было суждено отказаться от всех продуктов, оставив лишь один, это было бы оно.
     Я поздно приобщился к его величию, культуре, разнообразию вкуса и мало с чем сравнимой полезности (в частности, улучшает циркуляцию крови и снижает уровень холестерина) – было уже под сорок. Но с тех пор в моем доме других масел нет (разве что топленое - для приготовления некоторых ингредиентов для борща и ряда других блюд).
     В мире существует около 800 миллионов оливковых деревьев и нескончаемая полемика, где растет самое старое из них: то ли на греческом острове Крит, то ли в Израиле, Португалии, Франции. В 2006-м, принимая участие в одном из литературных фестивалей в Монако, я улучил момент и помчался в приморскую деревушку Рокбрюн, где, согласно легенде, живет «самое-самое» дерево (якобы ему более трех тысяч лет).
Collapse )
Со щетиной

Здесь был дом

     По просьбе _ko_alla  даю ссылку на этот пост


    Что нужно делать, чтобы остановить этот апокалипсис для "Третьего Рима"? Кажется, что гибнущий квартал просто орет от боли.
     Не дай Бог однажды проснуться в незнакомом городе, похожем на воплощенную "фантазию пьяного кондитера". (Не знаю, кому принадлежит это меткое определение...)