August 5th, 2009

Со щетиной

Алиби

     А никто не бесспорный. Это я сразу понял в Москве, когда на первом курсе услышал веселые издевки над Станиславским.
     Надо же: учил-учил, читал-читал, а «Поднятая целина» - оказывается, курам на смех. Нам и на ИЗО жена самого модного театроведа в стране сказала: «Исаакиевский собор – урод». И нечего тут. И полетели к чертям мои мещанские святцы. В библиотеке ВТО для нас открылся пантеон других небожителей. 
      Ведь если привыкнуть, то и «ять» - нормальная буква, да и пестрящий твердый знак вроде на месте – зато в каких текстах! В книгах, которые, думалось, никогда не переиздадут! И в книжках, за которые запросто можно было загреметь из училища! Бердяев, Розанов, Мочульский
     А потом вышел Пруст. Затем пошли философы. И закрытые показы. Приехали Барро и Бежар. И умер Брежнев. 
     В городе моей мечты, за стенами неведомых мне домов дозревали до классиков еще не старые, еще не «великие» - Вознесенский, Окуджава, Высоцкий.
     Скольких бесспорных мы похоронили в своих головах тогда, и сколько новых священных коров мы вывели!         
     В журнале scottishkot  – сегодня пост «Басаев, Булат Шалвович». И приведенная блогером фраза поэта о  Шамиле Басаеве: «То, что он совершил, конечно, печально и трагично. Но я думаю, что когда-нибудь ему поставят большой памятник. Потому что он единственный, кто смог остановить бойню». 
     
     
Там хлесткие комментарии и жестокий спор. Кто-то из читателей оставил глубокое суждение: "Мало ли какую глупость произносят актеры, клоуны, писатели, поэты... Это не имеет никакого значения". 
     Впрочем, на одной статье, рекомендованной в комментах, я застрял до тех пор, пока не понял, что глупость артистов, клоунов и писателей – это несомненное алиби, чтобы не отвечать за призыв стягиваться на баррикады. 
     Но если, конечно, грянет гром, то я со scottishkot"ом. Он - пока бесспорный.