September 30th, 2009

Со щетиной

Полная картина


     У меня появился друг. В жж-ном смысле этого слова. То есть, человек, который какое-то время будет рядом. В плотных слоях блогосферы. Будет читать то, что я пишу. Смотреть то, чем я иллюстрирую то, что пишу. И писать комментарии, если ему будет интересно то, что я пишу и то, чем я иллюстрирую то, что пишу.
     Он - хороший человек, это к гадалке не ходи. Нам же с вами достаточно заглянуть в чужой профиль, угадать в нем что-то совсем не чужое, пуститься в чтение последних по времени постов и радоваться тому, что одним другом для тебя приросла Вселенная. Правда, он запальчивый. Но он хороший. Потому что понимает, что он запальчивый. И извиняется за свою запальчивость. В общем, я себя с ним поздравляю. 
    Думаю, что ни он, ни вы не заподозрите в моих словах иронию. В своем верхнем посте мой новый друг написал: "И еще я православный христианин, несмотря на то, что физик. И вообще, картина мира у меня достаточно полная и цельная. Я знаю, как устроен мир и могу в нем соединить православие с физикой. Но если Вы расширите мою картину мира, я буду Вам премного благодарен". 
     Жизнь не дала мне развиться в эту сторону. В нашей школе не было истории религии. А было обществоведение. Это было так давно. Еще при Хрущеве и Брежневе. Потом я учился на филолога, потом на артиста, а потом на режиссера. Я не сдам ЕГЭ даже по арифметике. Но, может быть, вы вместе, уважая мое уважение к вам, объясните мне, как соединяется православие с физикой. Соединяется ли с физикой ислам? Или буддизм? Соединяется ли с химией "непорочное зачатие"? Расширьте и для меня картину мира. Или как говорила одна ассистентка Симонова в Театре Вахтангова: "Женя, "Фауст" в двух словах - что за вещь"?
Со щетиной

Течет река Лета...

     Книге оставили название "Течет река Лета". Договор с издательством сегодня подписали.
     К весне вроде разольется...
     Вот небольшой фрагмент из будущей книжки: 

     "Сегодня я почувствовал завершенность осени, за которой, возможно, ничего не будет.
     Объезжая пробки, мы застряли в переулке, который вдруг представился мне как тупик, из которого я никогда не смогу найти выхода. Промелькнувшая в сознании пленка запечатлела лишь обвальный листопад, завершившийся пустотой, процарапанной крестами и звездами. Я услышал дурацкую музыку неизбежного финала – стрекотание ленты и слабую дробь дождя.
     Кажется, завис светофор.
     Глядя на красный, я отгонял от себя мысль о том, что моим воскрешениям ведется счет. Я подумал, что «мой курсив» - это теперь самое важное, что, если бы мне выпал шанс пожить еще немножко, я бы заслужил встретить и тепло, и солнце, что я люблю их сильнее воспетого увядания осени, что я – человек весны, родившийся весною, не имею права покидать этот мир без следа, без причины, что я хочу и сумею дожить до весны! 
     Еще вчера я задумал открыть ники и буквы с точками, скрывающие фамилии героев моего дневника. Мне захотелось многое прояснить, сделать дневник легким и удобным для чтения.
     С новой надеждой, которую я только на мгновенье представил себе в виде беспрерывной работы за компьютером, зажегся зеленый свет, а вскоре не осталось и следа от затора. 
      Словно из детского мультика выплыло заспавшееся светило. И уже что-то игривое я почувствовал в кружении листьев, и вечно побочная тема моей жизни – тема грусти и расставания, уступила место главной теме – теме любви, созвучной, по-видимому, любому времени года…"    (11 октября 2007 г.)