December 5th, 2009

Со щетиной

Обращение с крыльца

       Наша профессия по странности вовсе не обезличивает темный зал. Иногда актерская фантазия в отношении зрителя бывает смелее самой подробной анкеты. Вчера на поклонах я заметил, что с одной, не знакомой мне зрительницей, мы на самом деле "знакомы" уже много-много лет. Конечно, мне было бы трудно вспомнить, когда и на каком спектакле я впервые потянулся за протянутым ею букетом...
       По дороге домой я получил смс-ку, которая, по всей видимости, была уже от другой зрительницы, и вместо того, чтобы обрадоваться ее благодарным словам, я вдруг заерзал: мне ничего не говорило имя отправительницы, и я не мог бы считать письмо анонимным... но прочитав его, я подумал, что, что смс-ка, отправленная на личный телефон - это небольшое и отчего-то тревожное приключение. Ответить? Но я знаю, очень хорошо знаю, как в иных случаях один ответ цепляет за собой бесплодную переписку. Не ответить? Так чаще всего делает большинство знакомых мне актеров, полагая, что личный телефон рассчитан больше для друзей, сослуживцев, домашних...
       Конечно, я ответил. У меня другие правила на этот счет. К счастью, переписка на пороге ночи закончилась на моем ответе.
       Включив компьютер на даче, я понял, что кроме служебного входа, на заветном крыльце Блогодома меня поджидают дорогие, но все еще незнакомые мне знакомые. В январе и в августе я успел "пожать руки" тем, кто до сих пор читает мой журнал. И они подтвердят всем, кто стал перелистывать журнал недавно, что я по мере сил стараюсь отвечать им и заглядывать в их блоги.

       Моя просьба к читателям, с которыми мы сошлись на стыке лета и осени, представиться, пока не наступили лютые зимние холода. Вместе нам будет теплее. Меня, как всегда, интересуют только, как к вам обращаться и чем вы занимаетесь (по профессии или по призванию).
       А я - к Тигру. Что-то он расскулился на моем крыльце...
Со щетиной

Третья беда

       До ночи сидели у моих "деревенских" друзей - чудесной молодой пары врачей-стоматологов. Потом с другими гостями они провожали меня до дома. За бетонным забором какой-то алкаш истошным голосом орал, что перебьет нах... всех чурок. Среди забойного мата и не разобрать было причину его неблагородной ярости.
       Когда зашли ко мне, увидели, что за окнами почти построенного соседнего дома до сих пор копошатся безропотные «чурки»: что-то месят, выкладывают. И за непрестанной работой не слышат звериный рев того, кто чуркой себя, конечно, не считает.

       Вот же, прости Господи, вечная беда. И нет ей ни прощения, ни решения…