March 27th, 2010

Со щетиной

День театра

     Она иногда путала текст, перемежая его гениальной отсебятиной, но каждый раз все заканчивалось слезами – ее и нашими – ровно столько раз, сколько я смотрел этот спектакль, в котором все было не по-эфросовски просто: статичные мизансцены, почти антрепризный антураж, банальные затемнения при переходах с картины на картину.
      Ей аплодировали посреди фраз, провожали аплодисментами на выходах и уходах.
     Однажды мой однокурсник, мастер спорта по вольной борьбе, разрыдался в финале так, что случись это видеть его возможному сопернику, тот запросто положил бы его в эту минуту на лопатки. К сожалению, в телевизонной версии исчезла часть театрального чуда, которое трудно – особенно теперь, по прошествии многих лет, - объяснить словами. Но, к нашему общему счастью, пленка укрупнила другое – подробность проживания, актерскую тщательность, подчеркнутое уважение к партнеру.

      Свое крыло на Котельнической она, как известно, называла жильем между «хлебом и зрелищами», имея в виду «Иллюзион» и соседнюю булочную. Булочной уже давно нет. Зрелища как раз остались…


Со щетиной

Люди театра

     "Мне всегда гораздо уютнее среди людей театра, чем среди эстрадных знаменитостей. И отнюдь не потому что эстрада, по мнению некоторых снобов, отстоит на несколько ступеней от театра на иерархической лестнице искусства.
Прежде всего, я убежден, что такой лестницы вовсе не существует. Не споря с искусствоведами, я полагаю, что все роды искусств все равно живут под колпаком у музыки. И только она осеняет стремлением: художников – рисовать горы или зимний лес, писателей – записывать свои строчки, а актеров представлять людей такими, какими их позволила услышать вселенская музыка.
     С людьми театра мне теплее, потому что они слышат музыку, отличную от той, которую слышит в себе большинство эстрадников..." (Из блога Котельника)

 

Взято среди белого дня отсюда.