May 16th, 2010

Со щетиной

Диагноз от Гришковца

    
     И: Российские эмигранты должны быть вам ближе, чем американцы, нет?
     Гришковец: Нет, они далеки от меня. Эмигранты все больные. Все без исключения, особенно американские. Я с ними встречался. 
     И: Чем больны?
     Гришковец: Эмигрантщиной. По ним - по тому, какую они носят прическу и как они одеты - можно определить, в каком году они уехали. Для них в этот момент время, развитие - все остановилось. И от меня они хотят только одного: как-то меня пожалеть, посочувствовать мне, что я продолжаю жить в этой ужасной стране, и услышать от меня, что все очень плохо. А я не готов им быть в этом смысле полезен. Мне не интересно.
     С этим я в первый раз столкнулся, к своему невероятному удивлению, в Израиле. Я ждал встретить какую-то рафинированную тонкую публику, таких чудесных одесситов, остроумных, веселых, брызжущих жизнью, Михал Михалычей Жванецких таких. А встретил очень провинциальную, чуть ли не дремучую публику. И первые гастроли были для меня таким шоком, после чего я отказался играть по разным маленьким городам. ("Известия", 14 мая 2010 г.)