October 3rd, 2010

Со щетиной

Горькое молоко

      
     Товарищ Блендер сделал все по-комбинаторски лихо: в одну минуту превратил творог, банан, молоко, овсяные хлопья и мед в привычный утренний коктейль. Нехитрый завтрак между звонками, заглядыванием в тексты, знакомством с новым несчастьем Божены и выходами в on-line был проглочен. Осталось только отправить в мусорное ведро пустой пакет из-под молока. Ан нет – оказался не пустой: коровкиных угощений набралось еще чуть не на четверть стакана! С чего бы им отправляться в мусоропровод! Ба, но оно же совсем горькое. Горькое! Как коровкины слезы! Как хлористый кальций! Как карловарская соль!
     Ну все! Конец репетициям и визитам, музыке, книгам и телефонным звонкам! Сколько осталось ждать до страшного часа расплаты? Ужас Болконского над вертящимся ядром выбрался из памяти растерянным монологом: «Как? И это все? И значит, больше ничего не будет? Ни ролей, ни блога, ни близких, ни друзей, ни любимой Котельни?»
     Я знал, что хлеб, политый потом хлебопашцев, зовется горьким хлебом. Но потное молоко? Словно предчувствуя неизбежное расставание, первыми простились блогеры: меня покинули Гадалка Галина, сеть продажи нетбуков, пара девочек с восхитительно безграмотными журналами, приличный фотограф из дальнего городка. Шесть часов уже минуло в ожидании марафона. Пару раз я ложился на диван, полагая, что если просроченное молоко и не позовет в дорогу, то, может быть, отпустит меня на тот свет во сне.
      Надо сказать, что короткий, добавочный сон вышел легким и просветленным. И не было коридора, в конце которого пережившие клиническую смерть обычно видят божественный свет. Только что все закончилось будничным пробуждением. И нерешенными вопросами: я уже пережил свою реинкарнацию? Проснулся ли для новой жизни? Но отчего - в той же Котельне? И почему перед глазами – все тот же блог? 

     И, кстати говоря, что же такое я выпил в прошлой жизни? Неужто и вправду это было молоко?
Со щетиной

Побивание камнями

"...Вот я сейчас вспомнил рекламу… Допустим, вы обнимаете девушку, каким-то образом снимаете эту кофтульку и вот эта фраза, которую мы видим сейчас на улицах: "Тормоза придумал трус!" На груди. Это вроде бы и реклама, а вроде бы и куда-то зовет".
(М.Жванецкий, из передачи "Дежурный по стране")


     Отклики на инцидент, случившийся в московском клубе со светской обозревательницей, вышли разными: сочувствующими и зубоскальными, но обнаружили под собой непереходимую пропасть в гендерных взглядах на суть проблемы и затмили между тем ее решение. Кого в результате считать потерпевшим: безобидную попу, ее экзальтированную владелицу, развязного посетителя, хозяина клуба или нас, теряющих время за светскими новостями и не находящих сил, чтобы не откликнуться на новое взбудоражившее всех приключение.
     У Божены Рынски есть несомненный дар – хорошо писать и находить поводы для проявления этого дара. У нас же появляется непростой повод для того, чтобы солидаризоваться с оскорбленной женщиной или с ее пострадавшим обидчиком. Не снимая никакой ответственности с себя за то, что и мне не пришлось устоять, воздерживаясь от общего кипиша, предложу Вам ролик, который если и не отвлечет вас от новой схватки в ЖЖ, то, может быть, как-то заставит посмотреть на нее еще одним, незамыленным взором:

Со щетиной

Прямая наводка

    
     Иногда, право, бывает такое чувство, что заглянув в журнал, коего являешься восторженным и преданным читателем, попадаешь на праздник, несправедливо доступный и бесплатный: как если бы тебя подразнили рекламой какого-нибудь дорогущего концерта в Карнеги-холл, а потом, мало того, что прислали пригласительный, так еще и снабдили билетом в оба конца – в Нью-Йорк и обратно. Правда, от чужого пира бывает и горькое похмелье: ну, как же ухитряется его щедрый зачинщик остаться среди верных друзей и книг, не соблазняясь тщеславной выгодой выйти в плотные слои блогосферы!
     Не знаю, простит ли мне этот простодушный панегирик хозяин прекрасного журнала, но и я не справлюсь с желанием познакомить вас с ним. Тем более, что в жж-ном пространстве, как мы привыкли – все запросто: можно сразу на ты, а можно потоптаться в прихожей, подслушивая хотя бы пустяковый, обрывочный диалог из гостиной:
     - Меня тут заманивали на балет тем, что там "женщины в пачках". Я сказал, что предпочитаю их штучно.
     - А не заманивали тем, что мужчины в лосинах? - а ты бы отвечал, что предпочитаешь лосей в осинах... 

     Вроде в другом контексте вышло бы "так себе", а в этом журнале – так себе: неприбранные остатки рассыпанной роскоши.
С маской 2

С пыльной полки

     Никогда – теперь уже никогда! – не вспомню, что хотели сказать этой сценкой я или Угольников, как никогда – поверите ли? – никогда не узнаю, каким образом сохранилось это видео в Сети, после напрасных поисков даже в упорядоченном архиве главного обаниста. Но дело не в этом!
     Дело в том, что любая пожелтевшая фотография становится раритетной, когда годы размоют значение или незначимость запечатленных на ней персонажей. Все ж таки молодость иногда выступает главным достоинством забытых творений, а ставшее расхожим «рукописи не горят» иногда заставляет разворчаться: «Лучше бы они горели!» Впрочем, даже самая нескромная фотография в собственном альбоме выглядит простительнее, чем выставленная на обозрение на стенде какого-нибудь телеграфного агентства.
 
     С благодарностью [info]alexandrovskaya  за вызволение ролика с общего стенда:

Скрестив руки

Колыбельная

     Ах, коли пошла такая пьянка: ворошить старье на пыльной полке - вот еще один триллер. И если верно, что многие умеют заснуть лишь после 3-х чашек крепкого кофе, то этот пост без натяжки мог бы сойти за колыбельную...