December 3rd, 2010

Задумался

Изменить(ся)....

    
     Одна знакомая певица – недавно, еще в обозримые времена – и меня самого, и многих других часто ставила в тупик: мы не узнавали ее в новых обличьях. Странные шляпы, новые прически, необычный цвет волос, а возможно, и куда более радикальные хитрости всякий раз делали ее совершенно неузнаваемой. Справедливости ради надо сказать, что одно время она меняла и музыкальные пристрастья. Начинала с джаза, потом пела песенки настроения. Кажется, она не виновата, в том, что в пенном море шоу-бизнеса так и осталась пришвартованной к месту, мимо которого сейчас не проплывают корабли с помолодевшей круизной публикой. На виду остались те, кто не менял даже обшивку. Они величественны, как океанские лайнеры. Они верны проверенному фарватеру. У критиков для них всегда припасен строго научный термин – «не изменяющий себе и публике». Хотя на мой взгляд их адмиральское присутствие на матросских рокерских свадьбах выглядит уже смешнее, чем у самого Антона Палыча.
     Можно, конечно, долго глядеться в воду, почти эякулируя от собственного изображения, и затем вдруг превратиться в цветок, но Бог судия такому актеру: редко какое растение назовут теперь greta garbo обыкновенная. 
     Однажды я было понервничал, когда в сообществе, посвященным обэриутам, их строгая предводительница отказала мне даже в праве покуситься на Хармса. И грубым тоном остановила все толки. Это – территория не для прокаженных эстрадой, а именно для кружка посвященных - таких же неподкупных и непреклонных, как она. А потом успокоил себя тем, что возможно сам Даниил Иванович подивился бы её столь смелой приватизации.
     Не знаю, так ли уж меняют человека шляпы, ботокс и осветленные волосы. Жажда открыть что-то новое, раззудиться на свежей ниве приводит западных старичков в университеты, певицу Земфиру, допустим, на филфак, а музыканта Васильева - в журналисты scottishkot’ы

     Однажды мне позвонил Мирзоев и предложил в «Драконе» Шарлеманя. Я, зная, что уже ничего не открою на этой наезженной колее, отказался. Через месяц он позвонил и с сомнением в голосе предложил Бургомистра. Я, не раздумывая, согласился. Потом, кстати, и случился Хармс. Которого, разумеется, не было б, если бы я однажды не захотел измениться...
Со щетиной

Горькая Ханука

     Дорогие мои друзья из Израиля! Есть ли среди вас те, кто живет на севере страны? Мое сочувствие вам и слова поддержки. Если будет возможность, напишите или дайте ссылку на блоги, как вы там сейчас…
     Вот и не знаю: поздравление с Ханукой, наверное, будет выглядеть неуместным.
     И все-таки: пусть скорее все будет хорошо!