January 30th, 2011

Со щетиной

Просто, как в пещере...

    
     Да я все о ней, о работе – счастливой и проклятой. В этот месяц порой казалось, что за руки и ноги меня поднимает кто-то другой: Игнаций или Бургомистр, Иоханан или Гарри Эссендайн. А вездесущая камера без передыха мотала на пленку шаги и жесты, улыбки или вспышки раздражения - для грядущего полу-юбилея: если я забывал о ней, то остается шанс, что в эфире появится что-то, похожее на меня и мою настоящую работу…
     Поздним вечером – Интернет: с английским по Скайпу, с ворохом писем, с желчью рецензентов, с застрявшими на рабочем столе интервью, где все опять вертится вокруг слов: верных или неточных, жалящих или фальшивых.
     В последние дни ощущение, как у больного, попавшего в поликлинику, что все болезные – там, - ощущение, что вся пишущая ватага ринулась смотреть и обсуждать несчастную «Ивонну», ни минуты не побывшую бургундской принцессой. И среди всех бесполезных фраз, кокетства критиков, лукавых месседжей друг другу от надменных театроведов – негромкие слова от зачинщика всего этого шума, тихого, никогда не повышающего голос режиссера: 
     — Есть ощущение, что пора выбираться из пресловутой башни слоновой кости. Прошло время эстетских экзерсисов, слишком тревожной стала окружающая нас реальность. О главных вещах нужно говорить прямо, занимать определенную позицию… Режим стал откровенно брутальным, силовики делают ставку на насилие не только на Северном Кавказе, но и повсеместно. Под их чутким руководством возникли профашистские организации. Все это меняет нашу жизнь в сторону конфронтации. Это уже не ситуация, когда цветут сто цветов. Зло теперь имеет материальный ресурс и политическую поддержку. Оно манифестирует себя именно как зло, не пытаясь в отличие от советского зла прикрыться идеалами социальной утопии. Нормальная такая архаика, пещерный менталитет в хайтековской упаковке. Враг будет уничтожен, разорван на мелкие кусочки и рассеян по миру. Вот наш вожак, и мы с удовольствием лижем его мозолистый зад. Все просто, как в пещере. Делать вид, что это карнавал, веселая игра — элементарно непорядочно. Убивают людей, знаете ли...
Со щетиной

Театры...

Театры


     В этой случайной и пышной подборке, конечно, не нашлось места новым театральным зданиям в России. Тут все больше - площадя, площадя, золото и дизайнерский размах. Я бы, наверное, мог часами рассказывать про обжитые сцены и стены, про убогость или уют провинциальных театриков и никчемность приспособленных под театры бывших домов политпросвещения. Но кого из актеров ни спроси: самыми чуткими зрители бывают там, где их попы не утопают в роскошных креслах, а взор не отвлекают роскошь лепнины или бархат величавых лож. 

     В каких театральных помещениях вы чувствуете себя настроенными на театр? Важно ли вам, чтобы для "Травиаты" сценой выступал почти целый зал, а для спектаклей Фоменко хватало бы мостков в большой, ничем не примечательной комнате?..