March 24th, 2011

В подтяжках

Колыбельная плюс

С рожками

Подневольные люди

     Кем бы он ни представлялся этот Дима – знамо дело, какому каналу неймется посылать на дело этих дим. Вот он сначала позвонил и представился журналистом из Первой продюсерской компании. Завел какую-то песню о биографическом фильме – по-видимому, еще одном плевке в вечность. Отослал его к Наталье. «Кто снимает? Для кого?» Клещами не вытащишь: мнется, юлит. Он там недавно. Никого еще не знает. Потом опять звонок мне. На этот раз туман чуть рассеялся: бывший мой сотрудник, уволенный за воровство, всплыл с какими-то откровениями и первому продюсерскому важно, чтобы я ответил на этот выпад из прошлого.
     - Для какого канала предназначен этот сюжет?
     - Мы для разных каналов снимаем. Для РЕН-ТВ, НТВ…
     - Но этот – для кого?
     Туман опять сгустился.
     Потом в ход зачем-то пошли ссылки на маму, которая давно и сердечно любит меня, и страшно расстроится, если сюжет окажется однобоким.
     Потом и вовсе чуть не разнылся: «Я же человек подневольный!» Ах, подневольный? А какого хрена ты тогда выбрал такую журналистику, в которой надо биться между долгом и мамой.
     Несколько часов назад позвонили в дверь. Чуть не ослеп, вперившись в глазок. Камера с подсветкой целилась прямо в безоружный глаз. За дверью - двое.
     - Что вы хотите? 
     На этот раз Дима представился журналистом из «Комсомолки». Им нужно меня поздравить.
     - Но я не принимаю гостей без звонка.
     Снова звонок в дверь. На этот раз подсветка потухла.
     - Ефим Залманович…
     - Я прошу не беспокоить меня. 
     Через пять минут звонок с улицы.
     - Почему вы не хотите, чтобы мы оперативно сняли поздравление? Это же лучше, чем поджидать вас в подъезде.
     - Но зачем вам меня поджидать? Я не хочу сниматься у вас.
     - Но мы же все равно снимем.
     - Вы меня шантажируете? 
     - Нет.
     - Я обращусь в милицию.
     - Мы должны снять сюжет.
     - Вы не сделаете это без моего разрешения.
      - Значит, мы будем ждать вас на улице. 

     Это, конечно, новый вид журналистики. Я в раздумье, дорогая редакция. Я знаю, что на этом канале человек, прикрывающий в кадре камеру рукой или добровольно дающий интервью – выглядит одинаково. 
     Но есть ли спасение от этой напасти?