July 15th, 2011

Со щетиной

Просто добавь воды!

    
     Все-таки смешная эта строчка: «Артистка сделалась больна». Ну, правда, смешная. Оставим в покое нищую из жалобного стихотворения Беранже. Все же – коллега. И некоторым образом – уже хрестоматийный, классический персонаж. Так ведь, считай, неведомые хвори людей, живших в пору пиявок - до пенициллина, до но-шпы и – на все случаи – ацетилсалициловой кислоты – остались загадкой. Жили, мучались мигренью, неделями не выходили из комнаты и - поди знай, чем они там на самом деле болели.
     Будучи недавно в Израиле, однажды поутру я буквально не мог оторвать голову от кровати. Мне показалось, что пока я спал, кто-то нещадно пошутил надо мной, привязав к моей башке пудовую гирю. Тяжесть сопровождалась неслыханной болью. «А ты пьешь воду?» - спросила меня сестра, когда я позвонил, буквально из последних сил набрав ее номер. Как же меня раздражало всегда это преклонение «пустынников» перед водой. «Ай, какая вода! Я сейчас помру от головной боли, а ты мне про воду». Но Верочка – старшая. Почти всегда говорит дельности. Я неохотно лакнул из бутылки на прикроватной тумбочке и почувствовал, что буквально возвращаюсь к жизни. В следующую минуту я осушил бутылку до дна и понял, что израильские упования на воду на самом деле - мольба о панацее, проверенной тысячелетиями. 

   Не знаю, так ли обязательно пить по 2 литра в день. Но вот вам совет пострадавшего. Если вы сделались больны, просто добавьте воды в свое наверняка обезвоженное тело. Говорят, что надвигается неслыханная жара. Будьте готовы!
Люся, Алло

Блондинка за рулём

    
     - Саш, а вот если я захочу написать об этом, то как сказать: куда она к нему подлезла?
     - Напишите «под задний бампер. И подняла наверх».
     - Так ведь не поверят. Обычно, если кто-то втемяшивается сзади, следует удар и вмятина. Как же она ухитрилась маленькой машиной поднять целый джип?
     - Блондинка.
     - Но разве это возможно? Как можно въехать снизу? 
     - Ну, так он же тормозил. А она проспала. И въехала под него. 
     Наш водитель Саша с женщинами не робеет. Но, когда видит их за рулем, сворачивается ежом.
     Честно говоря, первый раз видел такую аварию. Вчера их было на пути аж четыре. Но эта – какая-то раритетная. Будто с участием каскадеров. Но ничего: девушка щебетала по телефону, а поднятый на дыбы водитель, кажется, даже кокетничал с ней.
     Правда, я знаю пример и другого толка: однажды по горным дорогам Испании нас вывезла к Бенидорму одна удивительная блондинка, когда все мужики на испетлявшейся дороге уже обессилели от долгого пути. А эта - нет: смело села за руль и ножкой на здоровой платформе по педалькам - шмяк-шмяк.
     Как сейчас помню: Галочка. Прозвище было у нее: Непутёвая.
     (Просто была еще другая Галина. У той была кличка «Путёвая»).

Со щетиной

Веселая ономастика

    
     Помню, какая это была морока, когда взамен фамилии одного почившего персонажа со смешной фамилией нам пришлось искать другую, такую же смешную – для эстрадного монолога, где, как известно, все должно работать на смех. Вспомнили, что у Володи Альбинина в одной миниатюре был Мастурбацкий. Миниатюра жила недолго. В ней, если и было что смешного, то эта дурацкая фамилия, но то – в далекие 90-ые, когда смешным казалось все, что еще недавно стеснялись печатать даже в специальных брошюрах. В новые времена, когда шутки стали чуть более изысканными, чем в 90-е, Мастурбацкий звучал эпатажно, но грубо. Потом припомнили, что однажды летели с командиром Ядренкиным на каком-то судне, потом вспомнили улицу Шмоткина в Тель-Авиве. Нет! Не годится. Не смешно.
     Я по-прежнему исполняю этот монолог со случайными фамилиями и чаще всего тех, кто по тем или иным причинам заслужил у меня наказание быть осмеянным. Но вот сегодня новости Рамблера заставили меня вновь призадуматься, хотя, полагаю, это чересчур суровый вариант

     Он не пройдет даже в вялотекущие 10-ые…