August 11th, 2011

Со щетиной

Пикник на обочине

     На обочине дороги маленький узбекской ресторан. Хозяйка, чуть ли не извиняясь, предупреждает: «Только свинины у нас нет. Еда – халяльная. Есть баранина. Шашлык из курицы, говядины, бараньей печенки. Вот увидите – вам понравится». Мы улыбаемся: «Отлично! Куда в такую жару свинятину!». Через пять минут на столе минералка, холодный айран, салаты. Из кухни – дразнящий запах мангала. И скоро уже на огромной тарелке – горка дымящихся шашлыков.
     Под горячий кофе без опаски – знакомый разговор о разнообразии и строгости восточной кухни. Что такое халяль. Чем отличается от кашрута. Как бы отнесся упертый хасид к айрану под кошерные шашлычки…
     Лет до десяти я не видел даже сосиски. Мясные деликатесы видел только в книге, которая была у всех. «О вкусной и здоровой пище». Никаких несчастий - просто мы жили на Колыме.
     В Латвии я впервые увидел здоровые куски разделанных туш на крючках в гастрономе. Потом золотистые залежи копченой рыбы. Гастрольная жизнь познакомила меня с медвежатиной, лосятиной и кониной.
     Помню, в Каунасе, в маленьком частном отеле Пугачева предложила попробовать страусятину. Надо же! Даже в Австралии у нас до этого не дошло… Люба Успенская – фанат необычной кухни. Собирает вкусы всего, что можно (а по мне - совсем не годится) есть. Однажды летели с ней из Сибири: боже мой, чего она только в жизни не пробовала!

     А вы? У вас пищевые табу существуют? Давно ли, к примеру, вы дули губами на черепаховый супчик?
Слухи

My Government Fucks Me Everyday

 

     Вот такая майка, скажем, в Белоруссии еще совсем недавно была бы невозможна. И вовсе не потому, что у наших соседей все как-то спокойнее и лояльнее. И даже не потому, что при переводе на белорусский смысловой глагол звучал бы непривычно грубо. Просто, часто бывая у наших соседей, я почти не встречал людей, которые бы разделяли мнение этой неведомой девочки о своем правительстве. Ну, разве что за исключением нескольких мыслящих интеллигентов. С трудом представляю такую майку в Казахстане. И опять же совсем не по причинам, указанным выше.

     Интересно, существует ли на свете страна, кроме Кореи и отдельно взятого Селигера, где народ и вправду доволен своим правительством: добровольно его любит и заказывает специальные майки с любовными признаниями? Но ведь существовала и при развитой демократии эта некупленная любовь к своему лидеру: к де Голлю, к Рузвельту, к Черчиллю. 

     Где у нас сейчас на земном шаре народ любит своих правителей? И, кстати говоря, за что?