September 2nd, 2011

В наушниках

Ровесник



     Английский текст под этой фотографией такой:
     It's a hard disk drive back in 1956... With 5 MB of storage. In September 1956 IBM launched the 305 RAMAC, the first 'SUPER' computer with a hard disk drive (HDD). The HDD weighed over a ton and stored a 'whopping' 5 MB of data.
     Do you appreciate your 8 GB memory stick a little more now?

     Если понятен вопрос, можно гордо отвечать по-русски.
Со щетиной

Мои твиты

     Связал два аккаунта: ЖЖ и Твиттер. Даже не предполагал, что "мои твиты"  будут появляться в блоге автоматически. Ну, что ж, ничего не поделаешь. Буду чирикать аккуратнее.
  • Чт, 13:10: Про спамеров, ботов и просто нервных людей: http://t.co/Y9zUphS
  • Чт, 19:36: RT @M_Galustyan: каждые 3 минуты у меня появляется 2 фоловера, через год думаю смогу проводить официальную перепесь населения РФ ))
  • Пт, 00:48: Ровесник http://j.mp/mToPe4


  • UPD. Идя навстречу пожеланиям читающих трудящихся, развязал аккаунты. Впредь догоняя различные новшества, буду осмотрительнее и осторожнее. Благодарю за добрые советы.
    Со щетиной

    Зуб на журналиста

          Ну, дальше капризных угроз у нас никогда не доходило: «Убил (или убила) бы этого журналиста!» Такое можно услышать не только за кулисами. У всей читающей публики когда-нибудь да зудел зуб на какого-нибудь журналиста. Бывали случаи, что дело доходило и до рукоприкладства. Журналистика журналистике рознь, и мы ясно видим черту, за которой эта профессия становится опасной. Громкие заказные убийства Листьева, Гонгадзе и Политковской легли корявыми строчками на страницах новейшей истории. Эти убийства называют политическими, потому что, по-видимому, видят за ними политическую цель, которая для обывателя все равно оказывается неясной. Большинство подобных дел, если и приводило к исполнителям преступления, то ничего не говорило нам о заказчиках.
         К этому дню, когда следствие по делу Политковской обнародовало «приоритетную» версию о возможном убийце, я прочитал много материалов, опубликованных за прошедшие пять лет со дня убийства. Например, в статье «История и теория политического убийства», опубликованной в одном специальном журнале, где мне хотелось найти ответ на вопрос: так ли уж страшен для сильных мира сего журналист, я обнаружил только небольшой экскурс в историю и риторический вопрос о пользе телохранителей для нашего истеблишмента.
         Разумеется, после такого чтения у меня и в мыслях не было попытаться составить конкуренцию профессионалам или целому корпусу журналистов. Я просто надеялся сузить для себя круг предполагаемых ими злодеев. Или, проще говоря, ответить на вопрос: кому больше других мешала Анна Степановна? Ну, согласитесь, разве стоит всерьез останавливаться на нечаянном совпадении убийства и дня рождения премьера, выпавших на один и тот же день? К другой, самой ходовой версии, даже боюсь подступаться…

         Как должно быть опасен бывает человек, который просто – пишет.