January 24th, 2012

Со щетиной

Keep smiling!

     Утром, как всегда, легкая пробежка по дружественным блогам, ярмарка тщеславия в твиттере, новости, и вот это - "овсянка, сэр": небольшой сугроб из выросшей за ночь личной почты. Ссылки, письма, фотографии, музыка от брата и - ролики: от родных и знакомых. Кое-что помечаю звездочкой, чтобы не забыть посмотреть, когда выпадет время, а самые короткие успеваю просмотреть после йоги и завтрака.
     Вот - небольшая дурь из свежей рассылки. Розыгрыш. Странный феномен людского коварства, который почему-то всегда связывают с исключительным чувством юмора. Пока смотрел, возмущался и чертыхался, потом обнаружил, что это настоящее пособие по актерскому мастерству - спонтанные и острые реакции участников. Если бы не жестокость эксперимента - просто заводи на большой экран и заставляй будущих лицедеев хотя бы приблизительно изобразить нечто похожее.
      Впрочем, если утро выдалась совсем хмурым, можно посмотреть и без всякого оправдательного резона. Хорошо же, когда разыгрывают кого-то другого, а ты себе сидишь в офисном кресле и думаешь: до чего несовершенны другие люди.

     Другие, другие - конечно, не я....

Задумался

Родом из "Норд-Оста"

     Несколько ребят из нового мюзикла - участники трагического "Норд-Оста". По-прежнему бьют чечетку, распеваются, балагурят в гримерках... Расспрашивать их о пережитых днях в голову никому не приходит. Шевелить этот ужас боязно... Да и неловко. О том, что им пришлось хлебнуть в эти дни - знают все. Давно ли это было...
     А вот недавно все-таки разговорились с одним парнем. Я и представить себе не мог, что о близкой погибели можно вспоминать так...
     - Скажи, но вот, когда он начал стрелять, вы...
     - А что мы? Взяли и пригнулись...

     Теперь целыми днями смотрю на них... Какие они потрясающие. Естественные, как дети. И слава богу, почти всегда веселые...
     - В туалет-то как ходили?
     - А в яму оркестровую. Потом уже не стыдились...

     Когда вернулись в зал, я отчего-то сразу подошел к яме - посмотреть, как это по злой прихоти можно было сделать из нее нужник для тысячи (!) заложников... Что там кипение адовых котлов и прочая литература!

     Вот она жизнь после смерти: чечетка и громкие распевки в репетиционных комнатах.
     И как же противны в этом случае дурацкие: респект и уважуха...