March 4th, 2012

Со щетиной

Рецепт на вечер

     Это еще долго ждать до полуночи, пока карета превратится в тыкву и закончится эта нервная сказка, в которой Золушка вряд ли обратится прынцессой, а на поверку получится, что и прынц окажется не при своем марьяжном интересе, да и злая мачеха наверняка останется при нас со своими капризами. Но вот, кстати, тыква...
     Заверните по дороге с избирательного участка, утыканного веб-камерами, в ближайшую овощную лавку, купите продолговатую тыковку - ее легче чистить, чем круглую - и приготовьте для воскресного ужина кашу с пшеном. Уверяю вас, что под нее вам будет легче убедиться в том, что сказка становится былью только на кухонной плите. Нарежьте тыкву кубиками, отправьте на дно кастрюли, чуть политое растительным маслом. Залейте до половины кипятком. Затем всыпьте пиалу пшенной крупы. Через десять минут убавьте огонь, ложкой чуть углубите размокшую пшенку, влейте стакан подогретого молока, посолите. Минут через десять размешайте, чтобы растаявшие кубики тыквы превратились в кашу. А еще через десять минут подавайте на стол, заправив ее сливочным маслом и медом.

     К этому часу любые новости покажутся вам не такими зловещими, как вы ожидали. В любом случае - тыква в последние годы даже в глубинке связывается с заемным праздником Хеллоуина. Вот и будет вам хеллоуин - маленький воскресный шабаш, в котором это здоровое блюдо подсластит любую горечь...
Со щетиной

Праздник без сценария?

     Все понимаю. Вернее, ничего не понимаю. То есть, больше всего не понимаю, что за представление будет дано сегодня в центре Москвы на Манежной площади. Посмотрел все самые подробные материалы на эту тему и не обнаружил никаких подробностей. Название у мероприятия есть, в списке приглашенных - аж целая фракция парламента. Но ничего не сказано про сценарий. Существует ли он в единственной версии? Заложена ли в нем возможность другого развития? 

    Вспомнил вдруг про смелые театральные постановки, в которых сам зритель решал, каким быть финалу: кому суждено умереть, кому быть венчанным. Впрочем, у нас и в великих пьесах финальные сцены, в которых безмолствовал народ или губернские чиновники, тоже не давали ясного представления о развязке.