June 7th, 2012

Со щетиной

Зачем?

     Посмотрел интервью Михаила Зыгаря на 3-м канале двум телевизонным девушкам - вполне достойное, спокойное, в меру содержательное и озадачился простым вопросом: зачем люди вообще соглашаются на разговор, который в силу самого жанра обрастает таким большим количеством "собеседников"? Что руководит теми, кто на виду, сделать это "лобное место" еще более обозреваемым, еще более открытым? Ответ "потому что это часть профессии" - неполный, лукавый. Занятия многих людей вовсе не предполагают такой открытости. Среди всех комментов, сопроводивших ролик "Хаматова-Собчак", на одной страничке зацепил один, грубоватый "А зачем она вообще туда поперлась?" Я знаю, что у актера это почти всегда шанс объясниться, сказать то, чего не могут за него сказать его герои - часто дураки, порой негодяи... Чего мы хотим, когда выходим "в люди"? На что мы рассчитываем, когда публикуемся в ЖЖ, в Твиттере, на Фейсбуке? Понятное дело, что ответы у всех разные: у политиков - одни, у неприметных в свете людей - другие.

    Но вот именно вы - вернее, Вы - зачем?
Мент

Бедная Чулпан

     Бедная, бедная... Мало того, что едва не вымокла под дождем пристрастных расспросов, так еще попала под град хамских статей в интернет-изданиях. Авторы их, конечно, лучше нее знают про Северную Корею и точнее нее формулируют свои беспокойные мысли. Крайности сходятся. Тон столичных снобов уже вместил низкие обертончики бритых парней с московских окраин. Все зачеркнуто одним злосчастным роликом – и нет сразу ни прекрасных ролей, ни честной актерской судьбы, ни трудной работы за порогом театра или студии. Вся отснятая за жизнь пленка запихнулась в минутное видео. Закидали камнями слов, видимо, те, кто точно без греха.

     И одна только горькая радость от этого всего, что хоть количество безгрешных в стране растет. Не в пример всему тому, что стремительно падает – сочувствию, состраданию, культуре разговора, почтению к женщине…