March 13th, 2013

Smile

Максакова

МаксаковаМаксакова2

     Прибирая сегодня пыльную полку, вспомнил вдруг про один из дней рождения Максаковой в тот год, когда премьера «Милого» была позади, и я уже хорошо знал дорогу к ее гостеприимному дому. Тот вечер мне захотелось запомнить по минутам, я мечтал о том, чтобы где-то в нерушимом уголке памяти навсегда остались лица необыкновенных, родных до боли людей – Яковлева, Ефремова, Коноваловой, Кваши… За дальним торцом стола сидела Селезнева, и я поражался тому, что героиня Гайдая оказалась совсем другой, чем я ее представлял – такой же живой, но с другим, умным и даже хитрым блеском в глазах. Олег Николаевич Ефремов, который сидел справа от меня, к середине вечера вдруг нашел во мне благодарного слушателя и рассказывал мне что-то про пушкинского «Годунова». Увы, я мог только отчаянно кивать ему и понимал, что вряд ли могу оказаться ценным для него собеседником.
     Про Максакову можно рассказывать долго: вспоминать про ее участие в людях, про необычный юмор, про редкую щедрость. Но для этого нужно взять разбег, которого трудно достичь в подписи под двумя фотографиями. Впрочем, в ней уместится моя благодарность ей – за актерские и житейские уроки. Из забавного вспомнилась почему-то совершенная глупость: как в Саратове, семеня по гололеду к трапу, мы навернулись на застывшей луже, и я, не успев опомниться, в одно мгновение зарылся в ее огромной шубе, даже не почувствовав боли от приземления. Потом помог ей подняться и удивился, услышав вместо ожидаемого кряхтения ее густой смех, который время от времени неожиданно возобновлялся и в самолете. Когда мы приземлились в Москве, она встала с кресла и захохотала так, что я подумал, что с ней не все в порядке. «Посмотри, - басом сказала она, - в какой луже я, дура, сидела". Я глянул на сиденье и обомлел. Спасительный мех и вправду не дал ей почувствовать внесенный в салон внушительный кусок льда, превратившийся во время полета в растаявшую под ней лужицу…
Со щетиной

Занимательная лингвистика

     Оказывается, всё, что я ошибочно называл "товарищем Блендером" в публикациях на кулинарные темы, в разных случаях называется также шейкером и миксером. И только в случае шейкера "шейкером" называется самая емкость для приготовления пищи, в случае же блендера и миксера "блендером" и "миксером" можно называть лишь электрическое устройство, а емкость в обоих случаях называется стаканами для блендера или миксера. Поэтому фразу "ел прямо из блендера" в моем давнем посте про еду из блендера следует читать "ел прямо из стакана для блендера".
     Понятно, что с этим мессиджем мне не грозит роль ньюсмейкера в Фейсбуке или Лайвджорнале, в котором ее по-прежнему исполняют копипастеры и блогеры с бэкграундом. Мне же остается только благодарить Фортуну, что я вовремя удержался от римейков ошибочных постов, в которых имел неосторожность не различить особенности блендера, шейкера и миксера.
Со щетиной

Первый приказ

  shostakovich_v_kaske_w«Я слышу много посредственных музыкантов. Очень много. Но они имеют право на существование. Меня сводят с ума только ансамбли песни и танца типа хора Красной Армии. Если бы я вдруг должен был стать министром культуры, я бы немедленно расформировал все эти ансамбли. Это был бы мой первый приказ. Меня бы, естественно, немедленно арестовали за саботаж, но разогнанные ансамбли никогда бы не возродились»
     (Соломон Волков. "Мемуары Шостаковича")