April 5th, 2013

Задумался

Впрочем, черт с ней...

    Цветаева с сыном

     «Это все-таки чрезвычайно комично, что моя мать - культурная женщина, поэт и т.п. - думает, что не стоит мальчику говорить о "таких вещах", и ведет себя в этом отношении как настоящая, рядовая мещанка, как любая безответственная домохозяйка, к которой бы мать никогда не согласилась бы быть приравненной ни в коем случае. Вот это-то и смешно, что культура у матери (да и у многих людей) совершенно не тронула и не размыла того участка мусора, который находится в таком же состоянии у других, несравненно менее культурных, образованных лиц. Меня это лицемерие бесит. И, главное, я уверен, что если бы я с матерью стал говорить о поле, о половых стремлениях, то она бы сделала лживое лицо и сказала бы, что "люди все-таки не животные", что это "низменно", что нужно "заниматься спортом", об этом "не думать" и - о смех! - что это "у тебя «пройдет"! Вот это действительно смешно! Или, например, абсолютная неосведомленность о понятиях "дозволенного" и "недозволенного" в брачной жизни. Вполне возможно, что мать думает, что я сам научусь "делать, как надо". Да и вообще она и не думает о моем половом воспитании, и это-то очень показательно и очень плохо. Но в этом отношении есть какой-то элемент незаботливости о своем сыне, который меня крайне удивляет.... мать всегда страшно заботится о том, как я ем, одет и т.п. Да, это странно и вместе с тем привычно. Неприятно то, что я совершенно лишен элементарных советов, исходящих от матери.
     Впрочем, чорт с ней...»
(Георгий Эфрон. «Дневники»)

     На фото - Марина Цветаева с сыном Георгием, Фавьер,1935 год.
Со щетиной

Тоска о прекрасном

ПолотенцаПальма


    "Есть многое на свете, друг Горацио..." Ну, вот, например, такие полотенца в провинциальных гостиницах. Никто не знает, с какой целью к ним приторочены эти прелестные кисточки?
     О, нет, я не возьму на себя дерзость предлагать отдать какие-нибудь запущенные приморские территории в аренду китайцам или японцам. И даже не пущусь в рассуждения о том, почему в такие безнадежные места ведут эти разбитые дороги... Вы спрашиваете, какое тысячелетье на дворе? Мне кажется порою, что первое - после Большого взрыва... Но, право же, какая тоска о возвышенной жизни царит за стенами серых гостиниц, мрачных пятиэтажек и благополучно выстоявших свой век бараков... Но разве китайцы не научили бы всех мастерить куда более живые пальмочки?..