January 24th, 2014

Слухи

Успех

Кучма«Самое главное, что свершилось при моем президентстве и при моем непосредственном участии: Украине удалось выстоять в условиях жесточайшего экономического кризиса, когда многие в мире и особенно - в России считали, что независимость Украины - это что-то вроде мелкого дорожно-транспортного происшествия, что Украина не выдержит мировых цен на энергоресурсы.
     Летом 1991 года американский президент Буш-старший убеждал парламентариев нашей страны не делать «неосторожных шагов» - таких, как выход из СССР. Это касается и главы Международного валютного фонда» Камдессю, который уговаривал нас оставаться в рублевой зоне. А Камдессю тогда - это главные мировые деньги, это денежное мировое правительство. Оно не верило, что из Украины получится государство. Никто не выcказывал этого вслух, а соответствующим образом действовали все - махнули на нас рукой.
Но Украина состоялась. Это главное. Прямое и весомое участие в этом считаю своим самым большим успехом в жизни».
     (Леонид Кучма. «После майдана 2005-2006. Записки президента»)
Со щетиной

Опыт

    Козаков«Боже, сколько планов потерпело крушений! Сколько потраченных усилий, сколько унижений! Кажется, что за всю свою тридцатичетырехлетнюю профессиональную жизнь, начиная со студии МХАТа до предотъездной премьеры фильма «Тень» в Москве, столько не испытал, не пережил и не наунижался так, как всего за четыре с лишним года израильской жизни. И возникает закономерный вопрос: зачем? Во имя чего? И как все это могло случиться со мной? Ведь если эти нравственные страдания, весь этот горький опыт не перевоплотятся во что-то, имеющее отношение к искусству, то зачем он был, этот опыт? Зачем?
     Все, если вдуматься, очень просто. В 88-м остался один, испугался одиночества, сошелся с молодой женщиной, родился сын, образовалась семья — сообщество из пяти человек, двое из которых пенсионеры из Кишинева. Я испугался жизни в Москве, испугался за всех, так как главная ответственность ложилась, разумеется, на меня. Жена училась в ГИТИСе на заочном без всяких перспектив на будущее. И, поддавшись страхам, охренев от усталости, бежал в Израиль со всей своей «мишпахой» в надежде… В надежде на что? А вот это-то мне теперь и самому неясно».
    (Михаил Козаков. «Актерская книга»)
Со щетиной

Больше чем соседи

     Всякая стихия до тех пор, пока задним числом ее не возьмутся исследовать специалисты, остается пугающей и необъяснимой. Во всяком новом революционном механизме историк отыщет старые пружины. Любое волеизъявление толпы со временем можно разъять на тысячи совпавших хотений. Но никто и никогда не объяснит взрыв народного возмущения одной или двумя причинами, никто из серьезных исследователей не возьмет на себя смелость объяснить его в одном наспех сочиненном посте. Мне трудно согласиться с теми собеседниками, которые любое суждение о событиях на Украине рассматривают как вмешательство во внутренние дела своей страны. Какое там вмешательство! Как среднестатистический интернет-пользователь может сейчас влиять на девятый вал украинской стихии? Мне трудно делать вид, что я готов дистанцироваться от происходящего так же, как от событий в любой другой европейской стране, с которой меня связывают только удачные покупки или интересные экскурсии. Я никогда не делил зрителей в постсоветском пространстве на своих и с какого-то момента чужих. Мне на самом деле больно от любой горькой новости из Киева или Львова. Я прошу принять мое сочувствие всех, кого уже коснулась беда разрушения, отчаяния или сиротства. Говорят, что самое страшное - ждать и догонять. Догонять, похоже, сейчас не время. Но, поверьте мне на слово, что и ждать сейчас для меня настоящая мука. Обнимаю всех. И желаю, чтобы нас с вами не разлучила надолго любая, даже очень справедливая воля...