January 29th, 2014

Со щетиной

Они помогли ему

Гранин    Гранин:
     «Нашел старое письмо читательницы. Елена Константина уже ушла из жизни, поэтому решаюсь опубликовать.
«Всем вам (писателям) уже пора пригладить.. свою вставшую с опозданием дыбом шерсть и заняться настоящим анализом — почему Сталин мог сделать то, что он сделал. Ведь уже и без вас люди понимают, что сделать он все это смог только потому, что такие же, как он, гады (в борьбе за личную власть), но менее коварные, чем он, помогли ему. А он их после этого истребил. Один гад пожрал других гадов. И, пожалуйста, не рассказывайте нам про Федора Раскольникова и „первую женщину революции”, которые сразу же после революции переселились в великокняжеский дворец и стали разъезжать в царском авто (вот когда все это началось). Раскольников говорил, что Сталин калечил их души. А было ли что калечить? Все эти „вожди” с первых дней революции присосались к власти, к сладкой жизни, поселились в „Белом коридоре” Кремля, в „Доме на набережной”, разъезжали в салон-вагонах. Спросите-ка, например, у Шатрова, в чьем вагоне любил приезжать в Ленинград и почему имел эту возможность его отец — Филипп Семенович Маршак? Правда, говорят, его начальник Бухарин сильно рыдал, когда увидел на Украине опухших от голода детей. Но, наверное, отрыдавшись, он с аппетитом поужинал.
     ...Сейчас (постепенно и хитренько) из этих переродившихся «вождей» типа Зиновьева, Каменева и иже с ними хотят сделать безвинно пострадавших овечек, которые «с ужасом и отвращением» перешагивали через кровь товарищей по партии. Зачем же они перешагивали? А затем, что, когда не борешься за идею, а борешься только за власть и жирный кусок, хочется жить любой ценою...
Нужно объяснить, наконец, народу, что чудовищный размах террора во время и после 1937-1938 годов был в первую очередь обеспечен Сталину в ходе показательных процессов — подлых спектаклей, разыгранных переродившимися «вождями» Да, они не были ни шпионами, ни диверсантами, ни резидентами вражеских разведок...Пытаясь спасти собственную шкуру, они подыграли тирану и тем полностью развязали ему руки. После этих процессов уже можно было делать все что угодно. Народ поверил...»
     (Даниил Гранин. «Причуды моей памяти»)
Со щетиной

Помощь зала

Расскажите, пожалуйста, про свою рассеянность! Помогите поверить, что я - не один.
Вот вы, например, набрав номер телефона, всегда помните, с кем вам предстоит поздороваться?
Со щетиной

"Он сказал мне, что в России я - миллионер..."

    Уильямс «В воскресенье у меня был обед с «великим» русским поэтом Евтушенко. Он приехал ко мне в «Викторианский люкс» с опозданием на час, его сопровождал очень толстый молчаливый человек, которого он представил как своего переводчика – что показалось мне странным, поскольку он прекрасно владел английским.
     Накануне вечером он по моему приглашению смотрел мою новую пьесу «Предупреждение малым кораблям», и теперь немедленно бросился на нее в атаку.
     «Вы вложили в нее только тридцать процентов вашего таланта, и это не только мое мнение, но и мнение зрителей, сидевших вокруг меня…»
     Он продолжал в том же духе – очень говорливый и очень представительный молодой человек, пока ресторану в моем отеле не пришло время закрываться.
     Не помню, кто – я или он – предложил пойти в «Плаза», до него можно было дойти пешком.
     Он сказал мне, когда мы пришли туда и уселись в Дубовом зале, что он знаток и ценитель вин, и немедленно доказал это, подозвав официанта с надменностью, типичной для всего его поведения в Штатах. Им было заказано две бутылки «Chateau Lafite-Rotschild» ( в «Плаза» они идут по 80 баксов за бутылку), а потом еще и бутылочка «Margaux». А затем он позвал метрдотеля, чтобы заказать себе ужин. Он пожелал (и получил) большую чашу белужьей икры… самый лучший паштет и самый дорогой стейк для себя и своего переводчика…
     Он рассказал мне, что в России я – миллионер, за счет набежавших там процентов на авторские гонорары за мои пьесы, и что мне нужно приехать и пожить там по-королевски.
     Я ответил: «Будучи тем, чем я являюсь, я лучше буду держаться подальше от России»
     Ужин продолжался до закрытия Дубового зала, принесли счет, и перечисление блюд заняло в нём три страницы…»
     (Т. Уильямс, «Мемуары»)
Вот вам

Про "Дождь" и не только...

Уверен, что перекрывать канал за то, что по нему однажды проплыло, неловко задевая берега, - совершенное самодурство. Ну, не закрыли же ту бурливую речку, на которой огребала веслом девушка, вспомнившая про Ильзины абажуры.
Эдак у нас пересохнут русла всего, что пока еще течет.
Эдак мы с вами совсем потеряем охоту изменяться.