June 22nd, 2014

Со щетиной

"Мы должны оставаться друзьями..."

1941

   «В апреле 1941 г., после подписания советско-японского пакта о нейтралитете, Сталин лично приехал на Ярославский вокзал Москвы, чтобы проводить японского министра иностранных дел Есукэ Мацуока, который был все еще навеселе от довольно навязчивого хлебосольства советского лидера. В толпе провожавших на платформе Сталин неожиданно заметил полковника Ганса Кребса, немецкого военного атташе в Москве (он в 1945 г. станет последним начальником немецкого Генерального штаба). К полному изумлению Кребса, Сталин похлопал его по спине и сказал: «Мы всегда должны оставаться друзьями, что бы ни произошло». Нарочитое дружелюбие диктатора несколько не соответствовало его напряженному и болезненному виду. «Я уверен в этом», – ответил Кребс, приходя в себя от неожиданности. Он не мог поверить в то, что Сталин еще не догадывается о подготовке Германии к вторжению в Советский Союз».
(Энтони Бивор, «Вторая мировая война»)
Задумался

Кошмар

     Советы не смотреть телевизор, чтобы разобраться в кошмаре, в который сколько ни протирай глаза до сих пор невозможно поверить, наверное, исходят от тех, кто смотрит другой телевизор, где никакого кошмара нет. Даже если допустить, что журналисты и телеканалы - рупоры бессовестной пропаганды, то будучи артистом, я все равно не могу понять, в каком актерском агентстве можно набрать столько артистов, готовых изобразить и беженцев, и перебежчиков, и раненых, и плачущих матерей... В каком садике можно найти столько детей, органично изображающих испуг и сиротство. Где, наконец, можно добыть столько грима, чтобы замазать кровью эту невиданную массовку в самом новом и самом бездарном кино про войну.