June 24th, 2014

В Котельне

Деньги от Путина

     А еще одна дама, до сих пор не дезавуировавшая свой запрос на добавление в друзья, заинтересовалась, будет ли мне достаточно 30 сребреников от Путина. Не знаю, право, что за день такой выдался на бенефисы молчавших до времени статисток в ФБ, но я не мог не заинтересоваться нынешним эквивалентом возможной щедрости от российского президента.
    "Если принять версию о том, что сребреник является тетрадрахмой (4 драхмы, равные 4 денариям), то 30 сребреников — это 120 денариев или четырехмесячное жалование при семидневной рабочей неделе. О покупательной способности 30 сребреников говорит тот факт, что за эти деньги был куплен участок земли под кладбище рядом со столицей Иудеи — Иерусалимом".
Википедия никогда не оставит в неведении.
     Но знает ли сам ВВП о том неоплатном долге, которым с какого-то хрена обязывают его в отношении меня уже совершенно обезумевшие пользовательницы ФБ?
     И можно ли попросить его перевести часть этого долга на лечение этих статисток?
Из-под очков

В рассветный час

фото   «— Маня… — говорю я шепотом, губы мои не слушаются, они дрожат. — А брат не говорил тебе, почему правительство делает это? Зачем?
     Маня отвечает так тихо, что я слышу ее только сердцем, взволнованным и потрясенным сердцем:
     — Брат говорит: правительство понимает, что все недовольны им. Оно боится, как бы недовольные не сдружились, не сговорились между собой, — тогда бы они стали сильные и сбросили это правительство! И оно науськивает всех друг против друга, одни народы против других. Вот русский народ — добрый народ, великодушный, и его натравливают на малые народы — в России очень много малых народов, — ему рассказывают о них всякие подлые басни и байки, чтобы он их ненавидел. «Вот, — говорят ему, — видишь, рядом с тобой живут вотяки? Ты с ними дружишь, ты их не трогаешь, а они — твои враги! Они убивают людей и приносят их в жертву своим богам…»
     — Маня, самое последнее, говори скорее, сейчас перемена: а кто же на самом деле убил этого нищего?
     — Ну, это не хитрое дело. Нашли где-то труп нищего, может быть, он спьяну умер на дороге, в лесу, или замерз. Отрубили у него, у мертвого, голову, вынули сердце и легкие, искололи труп ножом… Врачи сказали ведь, что все это сделано не на живом, а на мертвом!»
     (Александра Бруштейн. «В рассветный час»)