January 5th, 2017

Со щетиной

Монтаж аттракционов

"Все действие состояло из аттракционов. В кульминации под стульями ошеломленных зрителей взрывались петарды. Увечий не было, но, как пишут Ильф и Петров, «беременные женщины были недовольны». (А. Митта, "Кино между раем и адом")

Увы, я не видел выступлений своих коллег ни во время записи новогодних программ, ни в новогоднюю ночь. Поэтому, кому из них пригодилось моё улыбающееся лицо, узнал лишь из гневных филиппик тех, кто давно выбросив телевизор, встретили с ним рассвет грозового семнадцатого года. Некоторая, довольно значительная их часть, напомнила мне об этом гиперссылками на мою страницу. В Фейсбуке - это особый род вежливости, от которого в иных случаях можно сойти с ума быстрее, чем от новогодних эфиров.
Я совсем не в восторге от такого способа монтажа, при котором веселье, отданное артистом под честное слово создателям программ, пригождается в контексте, на который он бы иногда ни за что не согласился, и спешу заверить уважаемую публику, что это ювелирное занятие происходит без всякого согласования с артистом.
Со щетиной

Дрёма

  Совершенно жуткая дрёма. О том, как поздней ночью я ввалился в дом, которым на этот раз стала вариация прежней измайловской квартиры в глубоком синем решении, и, заснув там, внутри уже снящегося мне сна, вспомнил, что оставил где-то чёрную сумку с 2-мя телефонами и айпадом. Я мог оставить её либо в машине подвозившего меня частника, про которого мне запомнилась только его говорливость, либо в людном павильоне на съемках. Я понял, что страшнее кошмара в моей жизни не было, поскольку никаких шансов найти водителя, а уж тем более сумку, оставленную в неизвестной мне студии, забитой участниками новогодней массовки, у меня не было.
  Пробуждение в поту последовало тоже в границах сна: я знал, что обрести уверенность, что телефоны лежат, как обычно, на прикроватной тумбочке, а сумка валяется в кресле, мне поможет только резкое вставание с постели. К ужасу моему, ни телефонов, ни зарядки всё равно на месте не оказалось. Мне понадобилось какое-то недоюжинное усилие, чтобы в третий раз, уже наяву, продрать глаза и обнаружить себя в уютном номере тихого уральского города. Телефоны набирались сил на предстоящую мне днём дорогу, а айпад, вспыхнул как раз на страничке Фейсбука, где я в последний раз, буквально пятнадцать минут назад выходил на связь со своими вечно бдящими слушателями.