November 19th, 2017

Мент

Дама в шубе

- А вы в шахту когда-нибудь спускались? - дама в шубе встала как неотвратимость, во весь рост, когда самолет закончил руление.
  Еще в Усть-Каменогорске она объявила всем в зале ожидания, что я - Шифрин, и я едва успел закрыть вслед за повернувшимися ко мне головами дверь туалета.
  Когда я вышел оттуда, дама приготовила новое объявление:
  - Приветствуем вас на нашей земле! - и наставила на меня огромный андроид.
  Счастье быть запечатленным на фоне двери с джентельменом в цилиндре было порушено нерасторопностью моей благодетельницы: я быстро зашагал к своему месту, и она не успела сделать памятный снимок благополучно пописавшего артиста.
  В бизнес-классе мы оказались вдвоем: когда она заходила в салон, я даже не смог как следует разглядеть её за выдающейся шубой. Про одну такую великаншу Трушкин написал в одном монологе: "если наступит нечаянно, одна радость - смерть будет мгновенной".
  Дама оповестила салон, что в этот раз ей отчаянно повезло - она будет лететь с самим Шифриным, а одной проходившей мимо меня пассажирке даже посочувствовала, что той, небось, пришлось бы сробеть, если бы она села рядом.
  Но не такова она! Когда путешественники более или менее расселись, дама со смартфоном, севшая прямо за моим креслом, вновь нариосвалась передо мной - таким образом, что, окажись мы на солнечной поляне, меня бы накрыло тенью от нее и её исполинской шубы.
  Смартфон был наставлен прямо на меня.
  Я как можно мягче попросил: "Пожалуйста, не делайте этого. Я же не пальма. Разве можно фотографировать человека без разрешения?".
  Дама изобразила неловкость, убрала телефон и села на место, причитая: "Откуда я знала, что нельзя. Извините, пожалуйста. Мы же - деревня".
  Я проснулся, когда самолет подлетал к Домодедово. Мой директор уже был рядом со мной в тот момент, когда пришло время доставать дорожные сумки.
- Вы не хотите извиниться? - громко спросила меня дама, как бы призывая моего директора в свидетели еще неведомой ему драмы.
  - За что? - рассеянно спросил я.
  - Вы в шахту когда-нибудь спускались? Вы, между прочим, живёте за наш счёт...
  Директор встал между мною и дамой.
  - А что, он - Господь Бог? - дама за четыре часа полета, кажется, приготовила длинное выступление...
  Я опешил и даже не сумел удивиться этому накопленному гневу - всего лишь из-за одной, на самом деле никому не нужной фотографии.
  - Пожалуйста, не отвечай ей, - сказал мне директор, - она еще укусит.
  Дверь самолета открылась на трап. Мы вышли первыми и пошли к большому автобусу, где должны были собраться все те, за счет кого я живу, дама зашагала вслед за нами - к маленькому, чтобы оказаться в нём единственной пассажиркой из бизнес-класса.