Котельник (koteljnik) wrote,
Котельник
koteljnik

Categories:

Без ката и упрёка

     Предвкушение смерти есть предвкушение свободы. Кто научился умирать, тот разучился рабски служить.
(Монтень)

     Извелся. Всю ночь ворочался.
     В понедельник Наталье везти гранки в издательство, а я готов был перечеркать чуть ли не половину книжки: снова захотел спрятать раскрытые имена под буквы с точками, убрать и без того лукавые суждения о тех, кого можно узнать даже под сильно напудренными строками. Мне вдруг представилось, что все ироничные пассажи, выхваченные из контекста, в котором за каждым приговором следуют оговорка и извинение, будучи представлены в какой-нибудь рекламной подборке перед выходом книги, могут создать неверное впечатление о моем отношении к людям, которых я уже не осуждаю или давно простил.
     Я водил карандашом по опасным местам готовой к публикации рукописи, нигде не решаясь нажать им сильнее. «Что написано пером» - … я застревал на этом месте поговорки, понимая, что она верна только в части написанного и изданного.  
     Спасение вышло мне где-то час назад, когда я дошел до последней страницы. Мудрая Юля Раутборт, редактор моей книжки, намеренно оставила этот фрагмент для финала: 
     «..мы с Игорем много говорили о старости, и пришли к убеждению, что неминуемая встреча с ней должна произойти достойно, что пластические хирурги, лукавые его коллеги, бессильны бороться с ее морщинами, и, потакая капризам испуганных пациенток, делают на них целые состояния, но в выигрыше оказывается только они и старость, которая мудрее своих противниц – она успевает примерить все отслужившие маски молодости, а затем, хохоча, снимает последнюю, обнаруживая под ней застывшее личико Смерти. 
     Я немало думал о том, что когда-нибудь постарею. Я часто думал о смерти – без паники, без содрогания. Мне всегда хотелось принять смерть, после того, как я узнаю, что такое свобода.
     Я никогда не был способен на безумства и часто оглядывался на мнение родителей, затем своих коллег и друзей, затем уступал тому, что принято понимать под общественным мнением. Мне больше всего хотелось поступать вопреки предписанному, я мечтал сорваться с высоты морали, вырваться за пределы благоразумия, чувствуя, что только путы благоразумия и есть моя несвобода. Но время близится к старости, и я не буду разрешать ей принимать молодые личины. Я стану готовиться к свободе, отчетливо понимая, что мой первый свободный вдох, вероятно, совпадет с последним судорожным вздохом отлетающей жизни.
     - Самое смешное, - следом подумал я, - что кто-то из прижизненных читателей, скорее всего, предложит мне изъять предыдущий абзац из моих, в общем-то, жизнелюбивых записок. – Так вот же – нет! Я привык репетировать свои поступки, и, приготавливаясь к свободе, оставляю все так, как написано». («Мир тесен»).
Tags: Нетленное
Subscribe

  • Разверзлась бездна звёзд полна

    Вот и разверзлась бездна: остались ли у нас ещё женщины, ни разу не изнасилованные мужчинами? Что ни день вываливаются скелеты из шкафов прежде…

  • К светским журналистам

    Любимые мои журналисты! Просматривая неправдоподобные новости от вас, обнаруживая в ваших списках смертельно больных коллег, с которыми виделся…

  • Логично?

    Любопытство гложет... А вот все эти публикации Голунова, которые мы по случаю прочитали в эти дни: их, наверное, логично было бы после всего…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Разверзлась бездна звёзд полна

    Вот и разверзлась бездна: остались ли у нас ещё женщины, ни разу не изнасилованные мужчинами? Что ни день вываливаются скелеты из шкафов прежде…

  • К светским журналистам

    Любимые мои журналисты! Просматривая неправдоподобные новости от вас, обнаруживая в ваших списках смертельно больных коллег, с которыми виделся…

  • Логично?

    Любопытство гложет... А вот все эти публикации Голунова, которые мы по случаю прочитали в эти дни: их, наверное, логично было бы после всего…