Котельник (koteljnik) wrote,
Котельник
koteljnik

Не жалейте заварки!

    
     "Чай! Пустой напиток! А не дай нам его китайцы, бо-о-льшая суматоха могла бы выйти!"
     М. Е.Салтыков-Щедрин, русский писатель

     О, это было так давно, что, боюсь, вместо воспоминаний сейчас начнутся фантазии. Я никогда не был любителем чая. На Колыме, где прошло мое детство, взрослые понимали под чаем все, что угодно, но только не то, что было принято понимать в Москве, куда я попал уже юношей. В Юрмале, как и везде в Латвии, мое отрочество прошло под знаком поклонения кофе (который тогда еще был строго мужского рода), и это, конечно, особенно умиляло всех наших летних гостей, которым такая приверженность представлялась чисто западным шиком.
     Когда я навсегда перебрался в столицу – сейчас будут трудности с поисками глагола, ибо я второпях не найду замену слову «бухать», - мои новые земляки именно что «бухали» чай: за завтраком, за обедом, ужином и во время нескончаемых перерывов.  
     Заварные чайники были представлены коллекциями из пузатых сосудов, расписанных в Гжели или еще на дореволюционных заводах. Осмеянные ватные барыни согревали в своих подолах дефицитный цейлонский чай, да и само чаевничество было похоже на ритуал, ничуть не уступавший знаменитому китайскому чаепитию. Испитой чай был надежным индикатором плебейства, и жена недавно почившего деда когда-то грозно поглядывала на своего супруга, если заставала его за разбавлением остывшей заварки. На первом курсе мы ходили заниматься к артисту театра Моссовета Владимиру Гордееву, который принимал нас просто так – из любви к педагогике – и его знаменитая жена, Людмила Шапошникова, всегда напоминала супругу, выглядывая из спальни: «Володя, ты не забыл предложить гостям чай с сушками?» 
     Мой приятель Игорь ни за что не станет пить чай, заваренный из пакетика, а на все расспросы, что привезти ему из-за границы, дежурно отшутится: «Привези хорошего чаю». Понятно, в поисках хорошего чая можно и не выстаивать долгую очередь за визой, и он до сих пор покупает чай в любимом китайском ресторане. 

     Я давно усвоил главные московские привычки, и по выговору меня уверенно принимают за москвича, если сразу отметут подозрение в одесситстве. Но любви к чаю я так и не научился и, по необходимости, заговоренный всеми натуропатами, выпиваю в день пару чашек зеленого чая, полагая, как в детстве, что его трудно сравнить с лимонадом «Дюшес» или с кофе, в который я влюбился еще в прошлом веке, в моей отшумевшей юности…
Tags: Былое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →