Котельник (koteljnik) wrote,
Котельник
koteljnik

По следам предвыборных роликов

     То есть рано все обрадовались насчет гражданского общества, оно у нас пока образуется только местами и только в случае большой нужды. А чтобы везде, всегда и надолго, нужно, чтобы не каждый сам по себе, а все вместе! Как один! За общее дело!.. Нет, не обделались. Пострадали.
(А.Трушкин, из эстрадного монолога "Гражданское общество")


И. Ч.: Шостакович большую часть жизни провел под властью тоталитарного правителя, который в любую минуту мог с ним расправиться, как расправился с другими... Нужно было выработать стратегию поведения... А выходить на баррикады...
С. В.: Кто тогда выходил на баррикады? Пастернак, написавший стихи, прославляющие Сталина, и напечатавший их в газете «Известия»? Мандельштам?
И. Ч.: По определению Владимира Спивакова, вы занимаетесь своего рода «расчисткой иконы». Вы показываете, какую тактику вынужден был избрать композитор в условиях тотального террора, когда, обвиненный в «сумбуре вместо музыки» (1936) или в «формализме» (1948), старался сохранить себя для творчества. А тактика была такая: соглашаясь на словах, протестовать в музыке. Вы профессионально эту музыку расшифровываете, читаете послания композитора, анализируете музыкальные цитаты и нотные «монограммы», видите «танец смертника» в Скрипичном концерте, или «реквием по самому себе» в Восьмом квартете, но публика этих «знаков» может не прочитать... Слова же люди слышат и читают... Не из этого ли источника проистекло желание композитора высказаться в мемуарах?
С. В.: Вне всякого сомнения, Шостаковича огорчало то, что слушатели, в том числе и на Западе, не понимают скрытого смысла его произведений, это побудило его высказаться прямо....
Есть свидетельство Евтушенко: Шостакович подписывал официальные бумаги не читая, причем «вверх ногами». Это для него ничего не значило, зато он говорил: «В музыке я никогда не лгу». Моя точка зрения такая: даже самый большой гений бывает, что ошибается. Шостакович ошибался в том, что считал, что его выступления, подписи под письмами никак не скажутся на восприятии его музыки. Оказалось, что люди принимают это во внимание, запоминают... Интересно, что подписи Шостаковича нет ни под одним «осудительным» письмом сталинского времени, когда это грозило смертью и заканчивалось часто смертью. Тогда Шостакович ничего такого не подписывал.


("Шостакович: Лицо и маска. Диалог С.Волкова и И. Чайковской) 
Tags: Культпоход, Политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 63 comments