Котельник (koteljnik) wrote,
Котельник
koteljnik

Category:

Евангелие от Воскобойникова

     От имени и по поручению читателей моего журнала я просил Дмитрия разрешить мне публикацию еще одной главы из его воспоминаний. В ответ я получил текст, который заставил меня тут же потеснить готовый к обнародованию мемуар.
     Публиковать не боюсь. Комментировать не решаюсь.
     Впрочем, читайте. И судите сами.

     Дмитрий Воскобойников.
     Неопороченный Иуда. 

     Впервые о трагедии и невиновности Иуды я задумался осенью 2001 года. Не знаю, почему, но возникла потребность перечитать Библию, и в процессе чтения вдруг показалось, что я раскрыл тайну 13-го апостола, не задаваясь этой целью изначально. Свой текст, переведенный на английский язык, я отправил смелому главному редактору британского журнала «Спектейтор» Борису Джонсону (нынешнему мэру Лондона). Он было решился на публикацию, но что-то в последний момент ему помешало. Весной 2006-го с большим шумом в переводе с коптского на английский вышло древнее "Евангелие от Иуды", в котором утверждалось, что хотя «предатель» и будет проклят другими родами, в конечном итоге, начнет ими править. Причина (цитата из Иисуса): "...Ты превзойдешь их всех. Ибо в жертву принесешь человека, в которого я облачен".
     Однако вскоре в переводе выявилось много серьезных ошибок. Как следствие, значимость текста была поставлена под сомнение. И я подумал, что настала пора стряхнуть электронную пыль со своего эссе. Его главная идея: для оправдания Иуды достаточно четырех канонических Евангелий и ничего более. Нужно просто внимательно прочитать эту великую книгу – Библию.

 
     Согласно Луке и Иоанну, предать Иисуса убеждала Иуду нечистая сила: в Иуду вошел "сатана" или "дьявол", что на самом деле одно и то же и не совсем правда. Косвенное подтверждение тому - отсутствие упоминаний о каких-либо дьяволах у Матфея и Марка, но главное - слова и действия Христа. В беседах с последователями он четко формулирует свою задачу: сначала добиться, чтобы его предали и казнили, а затем воскреснуть и тем самым доказать неверующим божественное происхождение. Даже когда Иисус сулит горе тому, кто его предаст, он не делает секрета из того, что "Сын Человеческий идет по предназначению" (Лука, гл. 22, ст. 22).
Каждый из апостолов готов выполнить почетную, но горькую миссию - предать. Они обязаны сделать все, чтобы пророчество Иисуса сбылось, и помнят загадочные слова Господа: "Кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее" (Марк, гл. 8, ст. 35). Они не знают, кому суждена эта участь, и нервничают. Когда Христос за тайной вечерей произносит: "Один из вас предаст меня" (Матфей, гл. 26, ст. 21), каждый из апостолов лишь робко спрашивает: "Не я ли, Господи?" (там же, ст. 22), и все "озираются друг на друга" (Иоанн, гл. 13, ст. 22). Как говорится в Евангелии от Луки, "они начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает". Возник спор, "кто из них должен почитаться большим". Означает ли это, что на роль предателя возник своего рода конкурс? Ответ приходится домысливать. Но достоверно известно, что Иисус принимает участие в определении победителя, точнее - предателя.
     В Евангелии от Матфея Иуда узнает свой жребий со второй попытки. "Не я ли, Равви?" - (Иисус) говорит ему: ты сказал". В современном изложении это могло бы звучать так: "Извини, сам напросился". В Евангелии от Иоанна процедура избрания предателя описана с большими подробностями. К началу тайной вечери Иисус уже "знал предателя Своего" (гл. 13, ст. 11), хотя никакого предательства Иуда к тому времени еще не совершил. Фактически слово "знал" выступает синонимом слова "определил". Утверждения о том, что "дьявол" успел "вложить в сердце" Иуды предательство, быстро оказываются несостоятельными. Бал - то есть вечерю - правит Иисус.
Он недвусмысленно объясняет собравшимся, что предателем будет тот, кому он подаст кусок смоченного хлеба. "И, обмакнув кусок хлеба, подал Иуде Симонову Искариоту". А затем следует очень важный фрагмент: "И после сего куска вошел в него (Иуду) сатана. Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее... Он (Иуда), приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь". Христос по сути лично "вгоняет" сатану в Иуду, который, едва прожевав хлеб, бросается выполнять указание Господа своего и тем самым приносит себя в жертву ему. Вероломство и предательство - близнецы-братья. Но здесь нет ни того, ни другого. Иуда выступает скорее как религиозный фанатик, чем как человек, озабоченный пресловутыми сребрениками. (К слову, в Евангелии от Иоанна никакие сребреники вообще не фигурируют - шитая белыми нитками легенда, что Иуда продался за деньги, выглядела бы после упомянутых действий Христа просто неуместной.)
     Между прочим, по Иоанну, незадолго до тайной вечери у Иуды возникает финансовый диспут с самим Христом. Понаблюдав за тем, как Мария усердно растирает ноги Иисуса дорогостоящим миром, Иуда предлагает Сыну Человеческому продать это миро за триста динариев, а вырученные деньги раздать нищим. Иисус оскорблен недопочитанием: "Нищих всегда имеете с собою, а меня не всегда". Скажите, на чьей стороне в данном случае моральное превосходство?
     Похоже, сомнительность сценки мучила и самого Иоанна. Дабы читатель не ломал голову над происходящим, он сколь безапелляционно, столь и голословно заявляет, что Иуда "был вор". Дескать, перестаньте мучиться каверзными вопросами. Но звучит не очень убедительно. Вор-апостол? Не ревность ли замучила повествователя?
В Евангелиях от Марка и Луки Иуда также идет предавать, потому что так надо. У Марка он говорит, что выдаст Иисуса, а уже после этого первосвященники "обрадовались и обещали дать ему сребреники". У Луки - то же самое. Только в Евангелии от Матфея назначению Иуды на роль предателя предшествует его символический торг с первосвященниками. Но из дальнейшего повествования становится ясно, что деньги на самом деле вовсе не волновали Иуду. Еще до распятия Христа и до решения о том, кто будет казнен, Иисус или Варавва, Иуда возвращает тридцать сребреников, а если точнее, бросает их с ненавистью в синагоге и кончает жизнь самоубийством.
     Что послужило причиной неожиданного "раскаяния предателя", остается тайной, если только мы не отбросим самую очевидную версию: Иуда выполнил неприглядную миссию, которую поручил ему Господь, и, так как больше не мог жить с раздвоенным сознанием, при первой же возможности покинул этот несправедливый мир.
То, что Иуда подвергается нечеловеческой психической нагрузке, осознает, кстати, и сам Христос. Когда Иуда подводит к Иисусу "народ с мечами и копьями", между ними происходит потрясающий по силе недосказанного обмен репликами. Перед тем как поцеловать Христоса, Иуда произносит фразу, смысл которой только теперь становится до конца ясным: "Радуйся, Равви!" (Матфей, гл. 26, ст. 49). А в ответ слышит: "Друг, для чего ты пришел?" (там же, гл. 26, ст. 50). Это произносит Господь, который уже и публично назначил Иуду предателем. Что не мешает ему по-прежнему называть "предателя" "другом". Но почему же тогда он, всезнающий, удивлен приходу Иуды? Да потому, что полагает: миссия Иуды уже выполнена, "предатель" уже сказал, кого арестовывать, разве что пальцем на Сына Человеческого не показал. Определить, кто из собравшихся Иисус, несложно, для этого совершенно не обязательно целовать Господа. Искать изощренную подлость в поцелуе Иуды абсурдно, тем более что сразу после лобызаний Христоса арестовывают, и даже самый наивный христианин смог бы установить причинно-следственную связь между приходом Иуды и этим печальным событием. Целуя Христа, Иуда прощается с ним как человек, с огромным нежеланием выполнявший долг, но преисполненный решимости испить доверенную ему горькую чашу до дна. Он не мог не прийти, хотя уже сделал все, что требовалось. Ему хотелось посмотреть в глаза Господа, заставившего его пройти через кошмарные душевные муки.
     Господь поражен мужеством Иуды. Ему неловко перед, вероятно, самым верным из своих апостолов, который (в отличие от того же апостола Петра) ни разу не отрекался и не отречется от него.
"Друг, для чего ты пришел?.."
     Иисус Христос полностью контролирует события, сопровождающие его арест. Когда один из его соратников ударяет - заметьте, не Иуду, а какого-то "раба первосвященникова" - и отсекает тому ухо, "народ с мечами и копьями" и не думает хватать обидчика. Безмолвствует. Иисус же в одном случае быстренько излечивает пострадавшего (Лука, гл. 22, ст. 51), в другом - просто игнорирует бедолагу (Евангелие от Марка), а в третьем - предлагает возмутителю спокойствия возвратить меч "в его место", не мешать процедуре ареста (Матфей, гл. 26, ст. 52). Иисуса арестовывают без применения силы. Фактически он арестовывает себя сам, торопясь исполнить предназначение. "Возьмите Его и ведите осторожно", - напутствует народ якобы жестокосердный Иуда (Марк, гл. 14, ст. 44). 
     Был ли Иуда героем?
     При первом приближении - нет. В книге "Письма молодому адвокату" видный американский юрист Алан Дершовиц предлагает формулировку, с которой не могу не согласиться, хотя многие другие его воззрения и не разделяю: "Настоящий герой - истинно хороший человек - это тот верующий, который рискует навеки остаться в аду, отказываясь выполнять несправедливое требование Бога". И его логику трудно оспорить. Если вы непоколебимы в своей вере и предпочитаете смерть вечным мукам в Аду, вы - ненастоящий герой, ибо настоящие герои ставят жизнь под угрозу по принципиальным, а не по религиозным соображениям (например, во имя спасения других людей) и не рассчитывают на награды после смерти. Принимая решение о том, добродетельно он поступает или нет, человек не должен думать о загробной жизни. Ему надо вести себя так, как если бы Бога не было.
Увы, Иуда не способен на это. Он не находит в себе сил воспротивиться "несправедливому требованию Бога" и формально совершает тяжкий грех: предает Христа. Опять-таки формально можно было бы заключить, что он - не герой. Но парадокс Иуды состоит в том, что он обрекает себя не на утехи в Раю, а на адские муки, и все же продолжает верить в Господа. Именно в этом его принципиальное отличие от многих липовых героев, погибших "за веру". В частности, от мусульманских террористов-самоубийц, готовых подрывать не только врагов, но и себя, исходя из того, что на том свете их ожидают плотские радости. Иуда же, надевая на себя петлю, уходил во мрак, для него самого гораздо более ужасный по сравнению даже с тем жутким состоянием, в которое превратилась его жизнь после тайной вечери. И для этого надо было обладать колоссальным мужеством.
     Он умирал героем. Если только...
     Если только не разгадал тайну уже упоминавшейся реплики, произнесенной Иисусом по дороге в селения Кесарии Филипповой: "Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее" (Марк, гл. 8, ст. 35).
     Мне кажется, он разгадал.
Tags: Воскобойников
Subscribe

  • Побудочная

  • К слову

    Время собирать камни приходит, когда уже трудновато нагибаться. Но оставлять их разбросанными - тоже не дело. Они причиняли боль. От них не всегда…

  • С Праздником!

    Своих друзей и подписчиков, отмечающих Рождество, поздравляю с праздником! Это первое в грядущей цепочке новогодних поздравлений. Будьте здоровы -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments

  • Побудочная

  • К слову

    Время собирать камни приходит, когда уже трудновато нагибаться. Но оставлять их разбросанными - тоже не дело. Они причиняли боль. От них не всегда…

  • С Праздником!

    Своих друзей и подписчиков, отмечающих Рождество, поздравляю с праздником! Это первое в грядущей цепочке новогодних поздравлений. Будьте здоровы -…