Котельник (koteljnik) wrote,
Котельник
koteljnik

Category:

Про Максакову

     Мои друзья в Фейсбуке живо обсуждают эфир Юлии Меньшовой с Людмилой Максаковой в недавней передаче "Наедине со всеми".
     Я понимаю, почему разговор о программе стал таким волнующим и острым.
     Быть наедине со всеми - лукавая и почти невозможная вещь. Границы нашего частного мира - это клеточная мембрана. Она пропускает питательные вещества и не замечает вирусы. Быть наедине со всеми - это трудное и болезненное испытание, если жизнь твоя еще не совсем дотягивает до жития святого.
     Это непросто - раскрыть шкаф, чтобы показать наряды и суметь удержать скелет, который падает вслед за платьем.
     Лучше всего - очертить эти границы самому, как в Фейсбуке: стараться говорить и писать только о том, что не выветривает из твоего дома тепла.
     А тех, кто устраивает сквозняк, выставлять за двери.
     Я не хочу обсуждать ни одну из знакомых мне женщин, для которых этот эфир всё равно не вышел победным. Я слишком уважаю Максакову и ценю Юлю. И позволю, придерживая все скелеты, достать с пыльной полки одну дорогую мне запись - фрагмент из вахтанговского спектакля "Я тебя больше на знаю, милый", в котором мне посчастливилось играть вместе с Людмилой Васильевной целых восемь лет .
    Посмотрите. Может быть, это воспоминание окажется не менее ценным, чем разговор о любовниках и мужьях, о политике и членстве в Думе.
     Может быть. Я не настаиваю. Я... уверен.

Tags: Место работы, Нетленное
Subscribe

  • Поговорили...

  • Параллельный мир

    Слушайте, у меня к вам вопрос. А вот эти все онлайн-трансляции, хренова туча диалогов, обрушившиеся на наши головы коллективные спевки, вся эта…

  • О гражданской позиции

    Когда я выхожу в зал со своим "стендапом", я словно обретаю крылья - мне даже на сцене не бывает так азартно, как в живом и дурашливом…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments