Котельник (koteljnik) wrote,
Котельник
koteljnik

Categories:

Любовь с придурком

     Из пресс-релиза

     "Любовь с придурком" (Пьеса В. Франчески, постановка Романа Виктюка) 
     "Когда вы слышите, что Ефим Шифрин – комик, не спорьте. Вас не обманывают. Просто от вас утаивают некоторую часть правды. Шифрин – артист. А в этой профессии нерушимое амплуа скорее говорит об ограниченности таланта, нежели об удачно найденном образе.
     Спектакль двух цветов. Черно-белые декорации и костюмы. Но здесь нет правых и виноватых, героев, антигероев и ответа на трогательный вопрос «что такое хорошо и что такое плохо». Черное и белое – два великих противоречия мира, судьбы, характера. Как на кружочке Ян-Инь – китайском символе вечного движения, сводящего воедино противоположности бытия.
     Вот уже много лет живут в своей квартире, словно на маленьком пустынном острове, два брата. Один из них, Антонио, потеряв рассудок после гибели любимой девушки, представляет себя ребенком. Другой поддерживает эту странную игру. Переодеваясь в маму или папу, Валерио укладывает брата спать, водит в кино на детские сеансы, а вечерами читает ему «книжку без обложки» - ненаписанную книгу человечества, из которой можно узнать все о взрослых и детях, о времени, зле и добре. Однажды Валерио знакомит брата со своей невестой...
     В ролях: Ефим Шифрин, Сергей Маковецкий, Екатерина Карпушина"
  
   "Спектакль родился едва ли не за два месяца, он вообще как-то выпелся Песней. Это было фантастическое счастье: Виктюк репетировал так, как будто этот сон ему приснился, он его увидел и быстренько воплотил. Эта пьеса, странная и тяжелая, родилась из одного сна, который Виктюку посчастливилось запомнить. Очень быстро нашелся камертон. Я прослушивал диск Фредди Меркьюри, о котором тогда много говорили в связи с его внезапным уходом, и наткнулся на один вокализ, спетый фальцетом, почти женским голосом... В этом вокализе, как хотите, весь спектакль. Эта музыка, помимо спасительных тем Нино Рота, задала высокую, щемящую и безусловно трагическую ноту всей пьесе.
     Где бы мы ни появлялись с нашей новой работой, я, в силу своей генетической настороженности, сразу говорил: "Сейчас забросают несвежими фруктами. Как это? Шифрин - и нельзя посмеяться?!"
     Я каждый раз, как ворчал Виктюк, "каркал" неуспех. Мне казалось, что есть некое слагаемое удачи, которое уже было мне ясно: я, словно кукольник, научился держать в руках ниточки эстрадного успеха. Царица моя, на которую я молюсь, - это интонация, она меня кормит, я знаю, что я могу на сцене ничего не делать руками, ногами, быть пластически экономным до скупости, до скаредности, все решит для меня голос, фразы, интонации.
     Чуть накатав спектакль, мы поехали в Израиль, и там уже мое "карканье" обернулось "с точностью до наоборот", то есть - 10 "битковых" аншлагов в лучших театрах страны. А я-то привык к тому, что в Израиле мои бывшие соотечественники обычно ждут от меня другого. Это был поразительный тур. Не говорю уже о том, что состояние сделали на нем те, кто привез спектакль. Какие там расходы: две палки декораций". (Е. Шифрин, «Второе рождение» в книге «Роман с самим собой»)

Tags: Культпоход, Место работы, Нетленное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 28 comments