Котельник (koteljnik) wrote,
Котельник
koteljnik

Category:

Там и про вас тоже

– Скажите, что поразило вас больше всего за последнее время?
– Я много времени проводил в Интернете, открыв свой блог. Меня на самом деле поразило, что привычные представления о ресурсах такого рода обманчивы, не все они безнадежно грубы и бесцеремонны: в моем Живом Журнале собралась в высшей степени интеллигентная публика. Я признателен ей за общение и множество маленьких открытий.
(Из интервью газете "Россия", 2 апреля 2009 года, беседовала Е.Ольшанская)

 

Реквием корпоративу


      – Ефим, сейчас у нас самое популярное слово «кризис». Как вы относитесь к этому явлению?
     – В шоу-бизнесе кризис ударил по разношерстной попсе, потому что отпал главный источник их доходов – корпоративы. Такой вид творчества уже готов был добить эстраду. Один очень хороший певец недавно признался мне, что однажды испытал шок, когда после привычных корпоративов у него случился нормальный концерт. Люди сидели в зале и слушали его, вместо того чтобы жевать.  
     Он сказал: «Я не понимал, что мне делать, почему они на меня смотрят? Я настолько оторопел от этой ответственности – она мне показалась просто невыносимой!». Я думаю, что смерть корпоратива – это благая весть, способная принести очищение. Вернутся реальные гонорары, сгинет «фанерное» пение. А что касается настоящего человека искусства, то он в слово «кризис» вкладывает куда более горький смысл. Кризис для художника – это как задержка дыхания, творческий коллапс, потеря творческих сил. Про деньги в таких случаях никто не успевает подумать. Все хотят быстрее обрести способность вновь «заговорить», «затанцевать», «заискриться», «запеть».
     – Но помимо корпоративов отпало ведь и много обычных концертов. Вас как-то это коснулось? 
     – Да, сейчас на какое-то время станет меньше концертов, меньше спектаклей. Но вся история культуры показывает, что такие испытания не проходят даром. Ведь нельзя сказать, что малобюджетный спектакль – плохой спектакль, что малобюджетное кино – плохое кино. Уберите пышные костюмы, многоэтажные декорации, дорогой свет и вы увидите, проявится ли на сцене личность.
     Нынешний кризис – это отчасти укрощение потребительства. Ну станет сейчас меньше всяких… фигушечек, меньше заморского отдыха пятизвездочного. Знаете, пока еще живо поколение людей, заставших лагеря, мне как-то стыдно говорить о том, что сейчас кто-то не сможет купить себе еще один автомобиль.
     – Я так поняла, что вы не очень жалуете нашу «новую буржуазию», а вам ведь часто приходится бывать в этом обществе. Удается преодолевать дискомфорт?

 
– Мой мимикрирующий организм неплохо приспособлен к разным средам. Я вхожу в них без боли. Хотя я совсем не человек тусовки. Интересно, как повторяется история. Если вспомнить «Маскарад» Лермонтова, «Евгения Онегина», начальные главы «Войны и мира», то понимаешь, что праздная, светская тусовка не феномен нынешнего столетия, она существовала всегда. Были обеспеченные люди, которые определенным образом проводили свой досуг. Были и игры, и дуэли. Сейчас – бомбы в багажниках авто, фейс-контроль при входе в ресторан. Меняются только внешние приметы, а суть праздной аристократии остается.
– Вы сказали слово «аристократия». Но аристократия как-то больше ассоциируется с понятием «элита», а разве можно назвать нынешнюю праздную часть общества элитой?
– Я недавно ехал в машине и услышал, что одна из голливудских звезд беременна. На этой фразе я как долбанул по кнопке приемника! Зачем мне с утра про это? В стране, где сейчас, несмотря ни на что, строят небоскребы, где работает куча медицинских лабораторий, кто-то корпит над генокодом человека, какие-то люди делают открытия… Вот это и есть элита, про которую мы не знаем. Она почему-то сейчас в ссылке хуже, чем в советские годы. Потому что даже тогда не было такого неуважения к людям, которые составляют гордость нации. Почему-то сейчас стало в порядке вещей причислять к элите лица шоу-бизнеса. Но это не элита, это планктон. Я и себя отношу к этому числу. Но я все же отдаю себе отчет в том, что для истории моей страны куда большую роль играют совсем другие люди.
Разве важно, во что одевались Галилео Галилей или Джордано Бруно? Для меня высунутый язык Эйнштейна на известной фотографии гораздо важнее, чем любая его одежда. Наша буржуазия озабочена только тем, чтобы посылать мессиджи друг другу. Они надевают лучшие наряды, чтобы какая-то очередная светская львица удавилась от зависти. Светские журналисты пишут про спектакли, которые интересны только им и никакого общественного значения не имеют. В этом сообществе их совершенно не интересует публика. А те люди посылали друг другу мессиджи открытиями. Они для истории и культуры куда более дороги, чем эти быстро меняющиеся знаки буржуазного отличия.
     – Но вот, например, здоровый образ жизни тоже знак нынешней буржуазии. Взять хотя бы глянцевые журналы. Ни один из них не обходится без статьи про здоровье и про то, как похудеть…
     – Подлость глянцевых журналов заключена в том, что половина из них посвящена заморским блюдам и всяким изысканным десертам, от которых не похудеешь, а вторая – тому, как избавиться от лишнего веса. А суть подлости в том, что и первая половина, и вторая связаны со словом «купи». И то, и другое нужно покупать. Все завязано на этом коммерческом «купи». Не люблю глянцевые журналы. Надеюсь, что в связи с кризисом их станет меньше.
     – Но все же читаете их иногда?
     – Разглядываю их, как врага.
     – А сами придерживаетесь здорового образа жизни?
     – Я согласен, что привычка к здоровому образу жизни – единственное положительное понятие, которое пришло к нам от современной буржуазности. Уверен, что половина человеческих смертей основана просто на пренебрежении к себе. Ведь так элементарно не потерять все зубы, два раза в год показываясь стоматологу. Или раз в год пройти диспансеризацию. Но на самом деле всем давно ясно, что нужно делать, чтобы поддерживать свое здоровье или фигуру. Этих методов не так много, может быть, 10–12. Я, например, давно уже посещаю тренажерный зал, хожу в бассейн. Что касается питания, то я всегда помню один очень правильный совет, который услышал от Майи Михайловны Плисецкой: хочешь похудеть, закрой рот.
     – Есть ли какая-то черта вашего характера, которая вам нравится? 
     - Отходчивость. Я вообще вспыльчивый человек, но очень быстро отхожу. Это единственное качество, которое я в себе люблю. Хотя не могу сказать, что приложил силы для его развития, так как оно досталось мне от природы.
     – А есть ли качество, от которого хотелось бы избавиться? 
     – Ну, как говорят, лень – мать всех пороков. Бывает, что поддаюсь праздности. Но я привык себя за это корить и всегда исправляюсь. Знаете, как худеющая женщина, которая за один бутерброд наказывает себя двумя-тремя сутками голодовки, так и я за любую праздную минуту себя наказываю. Если, например, перед предстоящим спектаклем я быстренько пробежал текст глазами и все, то в следующий раз я себя накажу. Не расстанусь ни с текстом, ни с пленками спектакля до раннего утра. Принято считать, что люди в России делятся на обломовых и штольцев. У меня есть в характере такая штольцовщина. Хотя это все равно условное деление. В человеке одинаково уживаются и штольц, и обломов.
     – Скажите, что поразило вас больше всего за последнее время?
     – Я много времени проводил в Интернете, открыв свой блог. Меня на самом деле поразило, что привычные представления о ресурсах такого рода обманчивы, не все они безнадежно грубы и бесцеремонны: в моем Живом Журнале собралась в высшей степени интеллигентная публика. Я признателен ей за общение и множество маленьких открытий.
     – И под конец традиционный вопрос: над чем вы сейчас работаете?
     – Театральный сезон уже на исходе. Впереди пора летних разъездов, короткого отпуска, фестивалей. К слову говоря, в этом году я впервые приму участие в фестивале памяти Окуджавы в Переделкине. Это предложение от канала «Культура». На этом же канале в рубрике «Домашний театр» после успеха «Пьесы для мужчины» в постановке Мирзоева есть шанс выпустить спектакль по Гоголю и Шекспиру. В мае – гастроли в Бельгии, Голландии и Германии со спектаклем «Скандал» по пьесе Марсана. В июне, как всегда, поеду на фестиваль юмористических программ в родную Юрмалу.

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →