Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Котельня

"Он был личность..."

    Раневская«К Раневской в больницу пришли Марина Влади и Владимир Высоцкий и оставили ей записку:
     «28 августа 1971.
     Дорогая Фаина Георгиевна!
     Сегодня у вас день рождения. Я хочу вас поздравить и больше всего пожелать вам хорошего здоровья… Пожалуйста, выздоравливайте скорее! Я вас крепко целую и надеюсь очень скоро вас увидеть и посидеть у вас за красивым столом. Еще целую. Ваша Марина.
     Дорогая наша, любимая Фаина Георгиевна!
     Выздоравливайте! Уверен, что Вас никогда не покинет юмор, и мы услышим много смешного про Вашу временную медицинскую обитель. Там ведь есть заплечных дел мастера, только наоборот.
     Целую Вас и поздравляю и мы ждем Вас везде — на экране, на сцене и среди друзей. Володя».
     Позже, уже дома, на Котельнической, Раневская написала:
     «Володя Высоцкий. Он был у меня — он был личность».
     (Алексей Щеглов. «Раневская. Фрагменты жизни»)
Котельня

Непридуманная история

Любимов    «До войны Ланн надолго уходил от Александры Владимировны, оставаясь с ней в дружеских отношениях, к актрисе Вахтанговского театра Марье Давыдовне Синельниковой. После войны вернулся. Жизнь, вернее, смерть Евгения Львовича показала, что больше всего на свете он любил «Алю», как называл он Александру Владимировну. У них был уговор, что умрут они вместе; остаться жить кому-то одному им обоим представлялось бессмыслицей.
     В 58-м году рентген показал, что у Александры Владимировны рак желудка. Врач поликлиники Литфонда Канторович сообщил об этом Евгению Львовичу, – Евгений Львович, выполняя уговор, все сказал Александре Владимировне. От повторного снимка она решительно отказалась. Евгений Львович, аккуратнейшим образом приведя в порядок свои дела, не позабыв в завещании даже лифтершу, впрыснул яд жене и себе.
     При вскрытии выяснилось, что у Александры Владимировны была небольшая язва желудка…»
     (Николай Любимов. «Неувядаемый цвет. Книга воспоминаний. Том 2»)
Бодибилдинг

Вопрос к читателям

Хочу спросить про диспансеризацию. Бываете ли вы у врачей без видимой причины? Например, у дантистов? Сдаёте ли вы анализы просто для того, чтобы убедиться, что вы по-прежнему здоровы? Сталкиваясь с несовершенством нашего здравоохранения, не вините ли вы себя иногда в том, что немного запустили болезнь? Всегда ли воспринимаете заболевание, как роковой и непредвиденный случай, а не как следствие вашего легкомыслия? Считаете ли вы, что образ жизни, который принято называть здоровым - это бессовестная уловка фитнес-индустрии, глянцевых изданий и производителей добавок? Вообще стараетесь ли вы, предупреждая "ад российских больниц", не допустить его ничего не стоящей вам заботой о себе и о близких?
В майке

Дезинфектант

    Пруст«...он до бесконечности чистил зубы и никогда не пользовался мылом, а только прикладывал к лицу смоченные салфетки из-за чрезвычайной нежности его кожи, которая не переносила трения. Он всегда соблюдал скрупулезную чистоту, ведь его отец был не только знаменитым врачом, но еще и специалистом по гигиене. От него г-н Пруст перенял страх перед микробами, что уже само по себе побуждало его к маниакальной чистоте.
     Да и не он один отказался от мыла. Мне рассказывали, что таким же был и великий английский писатель Бернард Шоу, который считал мыло противоестественным и вредным и мылся только чистой холодной водой.
     Правда, г-н Пруст не доходил до этого. Ему была нужна горячая вода, даже очень горячая. И если он не пользовался никакими туалетными средствами, ни одеколоном, ни кремами из-за запаха, то зато все время употреблял патентованный дезинфектант, которым полоскал не только рот, но и горло при малейших неприятных ощущениях.
     Вспоминаю про один редчайший случай, когда у него на носу появился нарывчик и он протер его своим дезинфектантом, после чего нарыв сильно воспалился, и тут я увидела, как г-н Пруст забеспокоился, что случалось с ним довольно редко.
     — Он растет. Придется, пожалуй, вызвать доктора Биза.
     Доктор Биз не заставил себя ждать и, выслушав г-на Пруста, разволновался:
     — Какая неосторожность! Вы могли внести себе сильную инфекцию. Бывали случаи, когда они распространялись даже на мозг.
     Когда все прошло, г-н Пруст много смеялся над этим, передразнивая волнение доброго доктора.
     Но все-таки он так и употреблял везде свой дезинфектант — даже в воде для мытья рук, что, впрочем, меня совсем не удивляло».
     (Селеста Альбаре, «Господин Пруст»).
Со щетиной

Спящая инфекция

   "В начале двадцатого века, вскоре после революции 1905 года русская печать вновь наполнилась сообщениями об эпидемии самоубийств. Тема самоубийства буквально наводняла русскую печать вплоть до 1914 года, когда с началом первой мировой войны она практически исчезла и со страниц газет и журналов, и из профессиональных публикаций. Как и в 1860—1880-е годы, в 1900-е годы внимание современников привлекла именно повторяемость и регулярность числа самоубийств, осмысляемая как “эпидемия”: “Увеличение за последнее время самоубийств привлекло к себе общее внимание. Настоящий год представляется в этом отношении исключительным. Мы встречаемся не только с значительным количеством самоубийств, но и с эпидемическим их характером”, — писал в 1908 году в педагогическом журнале “Вестник воспитания” доктор И. Майзел..." (Отсюда)
Со щетиной

Замешательство

Прощение     Писем с советами на каждый день, карманных наставлений и заповедей в моей почте не меньше, чем медицинских рекомендаций, занимательных роликов или всяких фото-курьезов. Сведущие люди знают, что несмотря на очевидную банальность этих истин, простота их формулировок все же цепляет. И бесспорная мудрость, заключенная во фразе: «Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на ненависть», на время открывает в тебе зашторенную широту и тебе кажется, что на свете нет никого, кто был бы достоин сократить тебе жизнь этим презренным чувством.
     Почти в каждом из этих писем счастья есть также совет прощать, и я всегда соглашаюсь с этим назиданием, понимая, что и без него невольно прощаю всех, на кого когда-то сумел обидеться.

     Сегодня мне захотелось еще одного совета, которого я не нашел ни в одном из этих списков. Стоит ли продолжать общаться с теми, кого ты простил? И в чем тогда состоит прощение, если за ним обрывается связь между прощенным и простившим?
Черно-белый

Бирюльки

     Петр Первый - чего только не узнаешь по следу бложьих новостей - четырежды лечился на Олонецких марциальных водах. Принимала куроротное лечение и государыня-императрица. Вот здесь я отхватил целый кусок их лечебного расписания:

В 8-й день. Его величество принимал лекарство и кушали до играли в бирюльки.
В 9-й день. Его величество принимал лекарство, играл в билиарт бирюльки все.
В 10-й день. Его величество зачал пить воды и ездил на озеро играл в бирюльки.
В 11-й день. По питью воды кушали вместе, играли в бирюльки.
В 12-й день. По питью воды кушали вместе, и при Их Величес за одним столом ели всех чинов 60 персон всех.
В 13-й день. Их Величества слушали часы и кушали вместе и, пс кушав, играли в бирюльки до вечера все.
В 14-й день. Его, величество, покушав, точил в токарне до вечера.
В 15-й день. Его величество играл в трукт-тафель и в шахмат


     Но в какие же бирюльки можно играть нынче на заморских курортах? Да еще с тридцатью охранниками?
Доктор

"Капитал" и фурункулы

     Всю ночь укрощал свою бессоницу занимательным чтением. В лихие дни полезно обращаться к истории. Наткнулся в "Книге мертвых" на пассаж о неистовом Мавре: "Здоровье Маркса всегда являлось источником беспокойства и переживаний домашних. Его мучили печень, ревматизм, опоясывающий лишай, язва, бессоница, бронхит, ларингит, плеврит и, более всего, огромные фурункулы на спине, из-за чего основную часть "Капитала", главного труда своей жизни, Маркс вынужден был писать стоя". Не много ли хворей на одного обществоведа? "Энгельс утверждал, что легко мог отличить абзацы, написанные в период обострения боли у друга".

  Надо же... Никогда не думал о такой зависимости литературы от медицины... Когда я учился, общественные науки были страшно неодушевленными. Мы ничего не слышали об этом ни на истмате, ни на диамате... А ну как всю историю революционной мысли можно было бы рассмотреть под этим медицинским углом. Что, например, мучило Ильича во время работы над "Детскою болезнью..."