Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Со щетиной

Сирена

Брат сказал, что в Нетании только что прозвучала сирена. У нас там маленькие шифринята. И еще племянник. И еще много-много друзей. Дай бог, чтобы и на этот раз всё обошлось.
Со щетиной

Бытие

"17. И пал Авраам на лице свое, и рассмеялся, и сказал сам в себе: неужели от столетнего будет сын? и Сарра, девяностолетняя, неужели родит?..
19. Бог же сказал [Аврааму]: именно Сарра, жена твоя, родит тебе сына, и ты наречешь ему имя: Исаак; и поставлю завет Мой с ним заветом вечным [в том, что Я буду Богом ему и] потомству его после него". (Ветхий завет, Бытие, глава 17)
Smile

Эпистолярный и волнительный

     Сегодня вдруг завелся, слушая в машине радио. Вполне бойкий ведущий на "Вести-ФM" объявил, что Джим Керри решил попробовать себя в эпистолярном жанре. Оказывается, он просто пишет книжку для детей. Но это бог с ним: может, когда-нибудь попробует и в эпистолярном... Если напишет письмо ведущему.
     А вот слово "волнительный" продолжает волновать всех, кому оно не нравится. В том числе, и меня. Вчера, пока на ринге бились наши богатыри, успел столкнуться с этим словом не раз и не два. Естественно, заволновался. Стал рыскать по словарям. Оказывается, слово уже давно разрешили. Воображал себя Кличко, когда представлял перед собой составителей нынешних словарей. Но оказался повергнутым Поветкиным, успокоившись лишь на этой статье
Задумался

Бог знает

     Скажите, пожалуйста, вы не помните, когда у наших людей вошла в обиход эта трогательная осведомленность о Божьих делах и намерениях? Я чувствую себя совершенным прогульщиком, когда темой урока от моих подписчиков становятся эти непреложности: "Бог знает, Бог установил". Я понимаю, что вера - это очень пристрастное чувство, но я не уверен, что наделенных ею людей Бог тут же записывает в свои секретари или делопроизводители.
     Не может быть, чтобы религиозная кротость не внушала им хоть сколько-нибудь сослагательности.
Со щетиной

Шма, Исраэль...

     К сожалению, новости из Израиля становятся все тревожнее. Только что был на поверке с родственниками. 
     Дорогие мои израильские друзья и подписчики! Хочу, чтобы и вы были живы и здоровы. Пусть нас минует чаша большой войны и крови...
Задумался

Мир опять устоял

     И - ничего не изменилось. Мир - устоял. Зашатался, правда, когда я подходил попрощаться c Нодаром, и поплыл - неразличимыми лицами его сослуживиц, растекся в калейдоскопе цветов и венков, а потом начал тонуть в слезах - с запахом ладана, со вкусом крови. Но опять, блядь, устоял. И стал таким бестолковым и пошлым – в привычных сборах в дорогу, в дежурных телефонных звонках, в рутинном общении, в пустых диалогах – о делах, о планах, о чужих новостях.
     Мы были в поезде, когда мне сказали, что его уже нет, и снова сели в поезд – когда поняли, что его уже никогда не будет. Ни в трубке, ни в Скайпе, ни на новых фотографиях, ни по ту сторону рампы – нигде. Нигде на этом свете.
     Я не сегодня начал отсчет этого страшного времени потерь. То есть, как бы не страшного – закономерного, понятного, естественного… Но зачем всякий раз мир пустеет до какой-то бесплотной невнятицы, в которой нет ничего настоящего, насущного, дельного! Отчего же так невозмутимо продолжается параллельная жизнь, в которой как будто ничего и не изменилось. Мой осиротевший мир опять устоял. До следующего неотвратимого горя. Но – господи… В эти минуты я готов молиться, если нету другого пути остановить эту небесную спешку… Ну, хотя бы о том, чтобы меня пережили те, без кого мне будет совсем пусто и уже окончательно одиноко...
В наушниках

Инструмент общения

   "Мова не священная корова, на которую нужно молиться и оберегать. Она не живая, она не дышит, у мовы не может болеть голова. Она не может радоваться и страдать. Она не подает SOS. Она, как и любой другой язык, всего-навсего – инструмент общения между людьми. И всё. А если вам заявят, что язык это еще и – душа, то тем более – чего тогда они лезут в вашу душу?" (Отсюда)

     По понятным причинам любой разговор о похожих материях всегда упрется в чей-то окрик о вмешательстве во внутренние дела. Но по тем же причинам внутренние дела никак не желают восприниматься как чужие. Бывают соседи и соседи. Одни съедут и канут в небытие, а с другими не перестаешь созваниваться... 
 
      Если у вас найдется пара минут на спокойный разговор, загляните по ссылке на статью и, пожалуйста, скажите, что вы об этом думаете?
     
Со щетиной

Шана това!

Согласно еврейской традиции, с наступлением Нового года Всевышний решает судьбу каждого отдельного человека на наступающий год и на 10-й день записывает в Книгу Судеб то, что Он решил. Считается, что за эти десять дней можно облегчить свою судьбу молитвой и раскаянием в грехах. (Б.Подольский)






     В общем, эти десять дней могут потрясти мир, если у вас найдутся слова для молитвы и поводы для раскаяния.
     С новым еврейским годом, дорогие читатели, живущие по лунному календарю, и просто любители добрых праздников!
Философ

В каждой избушке свои погремушки

     Это правильно. И еще. «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Да много всего. В каждой присказке вечная правда. В одной социальной сети сейчас тренд сезона - вот эти простые истины: короткие, меткие фразы, жизненные советы, ясные постулаты… Из разных источников. От великих спортсменов, мудрых философов, поэтов, священников, полководцев, знаменитых людей. Ну, вот, например: «Проживите достойную жизнь, чтобы потом в старости вам было что вспомнить». Это от Далай-ламы. 11-е правило из 18-ти, таких же бесспорных…
     Ну, чем не факел во мгле, не компас в тайге, не нить Ариадны в жизненном лабиринте? Время толстых томов прошло. Сейчас в ходу такая прелестная краткость. Будто из девичьего альбома перекочевала на страницы взрослых людей вот эта трогательная наивность: «Тому кто умеет ждать, всегда достается самое лучшее». Не знаю, за кем в истории осталась эта фраза. Впрочем, я всегда готов ждать - даже если лучшее уже разобрали...
      Сегодня при утреннем знакомстве с чужими новостями на десерт мне досталось неожиданное: «Чем хуже у человека почерк, тем лучше он в постели». О, боже…

    Но что же теперь думать о каллиграфистах?