Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Бицепс

Ждать и догонять

  Ждать хуже, чем догонять. У меня не хватает дыхалки ждать. Как это вообще можно сравнивать? Я догоню любую хорошую новость, если буду знать, куда бежать за ней. Но я теряю дыхание, когда мне напоминают про три положенных года, чтобы выйти встречать эту дуру на порог. Сколько мне еще осталось три по три по три, чтобы ждать, ждать и ждать... и захлёбываться совсем не терпеливым терпением?
  Скажите, куда бежать, и я истрачу последние запасы в лёгких, чтобы догнать одну стоящую роль, спокойствие за своих близких, мир между двумя озверевшими от ненависти соседями.
  Три года - это очень много в моем возрасте.
  Я внимательно заглядывал в глаза, намекавшие мне на то, что судьбу надо брать в свои руки: сочинять самому тексты, рожать детей из пробирок в собственной морозилке, звонить Спилбергу или молиться Богу, которого замучили цитатами, как покойную Раневскую, не вручавшую никому даже четверти скрижалей, затасканных её бесстыжими моисеями. Бл*дь, у этих терпеливых даже не дрожат веки, когда они советуют мне эту чушь.
  Лучше всего не встречаться с этими бодряками посреди ненастного дня: они врут подлее, чем метеорологи, которые в самую гнусную хлябь обещают солнце веселыми смайликами, именно тогда, когда я хочу видеть его выкатившимся изнутри - от самой первой доброй новости, которую я, бля буду, догоню, пока вы советуете мне её дождаться...
Со щетиной

Они плакали, а я не понимал почему...

    В 1941 году я неожиданно заболел туберкулезом. Был здоровым ребенком, и вдруг такое. Видно, где-то заразился. Мама пробила для меня путевку в детский санаторий в Алупке. Туда я приехал 30 мая 1941 года, а 21 июня благодаря целебному воздуху и прекрасным врачам уже был здоров. Пора было выписываться, но тут началась война.
     Сначала никто не понял масштабов беды. Учительница говорила, что победа практически на пороге, а немцы подходили к Киеву…
     Родители уехали в Ташкент, к отцовской сестре Нюре. Когда-то ее, 14-летнюю красавицу, похитил в Одессе татарин Василий Шамсудинов, увез в Узбекистан. Оттуда мама бомбардировала телеграммами санаторий, умоляла выслать ребенка в Ташкент. Но как?! Всех нас спешно эвакуировали в Карачаево-Черкесию, под Теберду. На громадном пароходе, с пулеметом на палубе, мы плыли через Керченский пролив. Нас, детей, спустили в трюм, раздали по дольке лимона, чтобы не укачивало, и заперли в темноте. Страшно не было, мы болтали, веселились, пока где-то вдали что-то бухало. Это я потом понял, что нас бомбили. До Теберды добрались без потерь, разместились в здании местной школы. Туда-то и пришло письмо от мамы с мольбой прислать меня к ней.
      Воспитательницы сшили мне синюю бархатную безрукавку и шапочку с ушками и сказали: «Миша, ты отправляешься в Ташкент, к своей семье». Пока ехали на вокзал, они плакали, а я не понимал почему, ведь я еду к маме! Сажая меня в теплушку, они сунули мне в руки мешочек с сахаром и 200 рублей и попросили каких-то тетенек за мной присмотреть — нам предстояло ехать целый месяц. Когда наконец добрались до Ташкента, те женщины провели меня по указанному на бумажке адресу.
      Став старше, я узнал, что через две недели после моего отъезда в Теберду пришли немцы и первым делом расстреляли главврача с женой, уничтожили всех детей в нашем санатории и воспитателей. Не осталось никого".
     (Интервью М. Светина "Теле. ру")
Со щетиной

"Я тебе дам пхай... говно собачье..."

    «Первый раз я увидел Никиту Сергеевича Хрущева при открытии одного из подземных (подуличных) переходов на улице Горького. Сама идея переходов пришла в голову Хрущева после его визита в США. Очень она ему понравилась, и он решил претворить ее в действительность.
     И вот выхожу я как-то из Проезда МХАТа на улицу Горького. На углу застыла небольшая толпа. Суетятся взволнованные официальные лица, одетые как манекены. Нетерпеливо смотрят в сторону Красной площади. Явно кого-то ждут.
     И вот вижу, действительно, – несется «членовоз», резко тормозит и из него вылезает Хрущев. В шляпе, которая давит на уши, и в серо-голубом костюме.
     Толпичка напряглась. И вдруг от нее отделяется мужичонка, простирает руки вверх и с криком: «Господи!» начинает пятиться перед Никитой Сергеевичем. Пятился, пятился, и, желая, наверное, выраз
ить верноподданнический восторг, завопил:
     – Хинди – руси! Пхай-пхай!
     Хрущев остановился, побагровел и заорал на всю улицу Горького:
     – Ах ты, пьянь! Ах ты, рожа! А пошел ты на..! – И выкрикнул известный адрес.
     Мужичонка нырнул в толпичку и растворился в ней. А Никита Сергеевич никак не мог успокоиться:
     – Вот пьянь! Я те дам пхай… говно собачье.
  И, выкрикивая, притоптывал коротенькой ножкой в какой-то странной кустарной босоножке, и звук босоножка издавала необычный: блямкающе звонкий. И я увидел, что босоножки подбиты железными подковками.     Экономный был мужик Никита Сергеевич.
Кто-то из официальных лиц подскочил к нему с подушечкой, на которой лежали огромные ножницы.
     – Никита Сергеевич, пожалуйста!
     – А побольше не могли найти? Ведь надорваться можно! Я те дам пхай, морда пьяная… – И пошел по ступенькам вниз разрезать ленточку.
     И тут с визгом подлетели черные машины. Из них стали выскакивать плотные ребята в одинаковых костюмах.
     – Где он?! Где он?
     Вся толпа молча показала пальцем в преисподнюю улицы Горького. Ребята ринулись туда.
     А в это время Хрущев вышел с другой стороны, сел в подкатившую машину и умчался в Кремль. Охрана так и не настигла его.
     А переход был открыт».
     (Лев Дуров, «Грешные записки»)
Со щетиной

Мой брат Иванов

image

     Какая-то злая ирония заключена в том, что мой двоюродный брат по фамилии Иванов живёт теперь в Германии.
     В шесть лет он впервые услышал немецкую речь. В день, когда в Горы, куда они бежали из родного местечка, вошли немцы, на краю большого обрыва расстреляли его отца, моего родного дядю, Мотю Шифрина.
    Тётя Лана, светловолосая и голубоглазая женщина, спасла жизнь себе и своему сыну, сначала назвавшись, а потом и выправив документы на фамилию Иванова.
     Вчера мы встретились с Герой во Франкфурте.
     Его историю вы прочитаете по ссылке здесь
     Если завтра вам захочется поскулить и пожаловаться на свою жизнь, прочитайте её еще раз.

P.S. На детском снимке запечатлены моя сестра Ася, которую мне не пришлось увидеть, и другой мой брат Гера — Шифрин. Фотография была сделана незадолго до войны. Прошу прощения у читателей и родственников за эту ошибку.
Вот вам

Мне, право, неловко

     Иногда столичные креаклицы, попрекающие меня незнанием жизни страны, срываются в такой надушенный пафос, что из него облачком вырастает лик блаженного и лысого, как младенец, оборзевателя Киселева. Мне делается не по себе: сходство с девицами на самом деле разительное: девицы так же надменно кривят рот. И так же сердито, как он, за все отчитывают...
     После таких внушений собственный путь длиною в 35 лет по весям, по оставленным Богом городкам, мимо деревень, по сахалинскому бездорожью, по БАМу - без них, ангелицами сидящими на плечах, начинает казаться неполным, убыточным...
     Ну да! Ведь это они спускались в шахты, выступали в гулких ангарах, просыпались от драк в общежитиях еще не помеченных на карте городов! Это они выслушали за меня тысяча и одну историю на полустанках, в разбитых вагонах, за сдвинутыми в поле столами... Это они прочли бессчетное количество писем, жалоб, криков о помощи, копий исков и каких-то судебных решений. Они отправляли за меня переводы, посылки, бандероли. Только они все эти годы звонили адвокатам, гаишникам или детским врачам.
     Мне, право, неловко...
     И я, ей-богу, не знаю, что бы мы все делали без вас, наши милые праведницы! Наши тургеневские девушки! Наши общие чеховские сёстры... Так и не доехавшие до Москвы...
Smile

Эпистолярный и волнительный

     Сегодня вдруг завелся, слушая в машине радио. Вполне бойкий ведущий на "Вести-ФM" объявил, что Джим Керри решил попробовать себя в эпистолярном жанре. Оказывается, он просто пишет книжку для детей. Но это бог с ним: может, когда-нибудь попробует и в эпистолярном... Если напишет письмо ведущему.
     А вот слово "волнительный" продолжает волновать всех, кому оно не нравится. В том числе, и меня. Вчера, пока на ринге бились наши богатыри, успел столкнуться с этим словом не раз и не два. Естественно, заволновался. Стал рыскать по словарям. Оказывается, слово уже давно разрешили. Воображал себя Кличко, когда представлял перед собой составителей нынешних словарей. Но оказался повергнутым Поветкиным, успокоившись лишь на этой статье
В подтяжках

Поздние дети

                                       
     Сначала небольшой английский практикум. Вот анекдот:                       
   "With all the new technology regarding fertility recently, a 60-year-old friend of mine was able to give birth. When she was discharged from the hospital and went home, I went to visit. 'May I see the new baby?' I asked 'Not yet,' She said 'I'll make coffee and we can visit for a while first. Thirty minutes had passed, and I asked, 'May I see the new baby now?' 'No, not yet,' She said. After another few minutes had elapsed, I asked again, 'May I see the baby now?' 'No, not yet,' replied my friend. Growing very impatient, I asked, 'Well, when can I see the baby?' 'WHEN HE CRIES!' she told me. 'WHEN HE CRIES?' I demanded. 'Why do I have to wait until he CRIES?' 'BECAUSE I FORGOT WHERE I PUT HIM, O.K.?!!"                           
     Текст простой. Для тех, кто учил в школе суахили, помощником выступит любой электронный переводчик. Но дело не в этом. Дело в том, что я иногда ловлю себя на ревности к тем сверстникам, кто может позвонить родителям и поговорить с ними хоть пару минут. Конечно, я отдаю себе отчет в том, что мой отец, при любых чудесах медицины не смог бы дожить до 101 года, а мама до 96. Мы бы, конечно, отпраздновали оба дня рождения в этом году, но моих родителей уже давно нет на свете.                                                

Как вы относитесь к позднему деторождению? Какой возраст вы считаете предельным для родительства? Знаете ли вы о каких-нибудь рекордах позднего материнства или отцовства в кругу ваших знакомых или друзей?

                                                             

     Ролик-то помните?

Со щетиной

Культ дипломов

    
      - Вы, русские, из всего устраиваете проблемы — ну не читает, ну не знает математики... Так будет, может быть, владельцем кафе и станет зарабатывать в десять раз больше профессора, будет банковским служащим, администратором в гостинице, профессиональным военным — все же как-то находят свое место… 
     На 6-й странице нового выпуска "Известий" - статья Александра Мелихова «Жертвы культа». В другом случае я бы вряд ли зацепился за материал, начинающийся со слов: «Парень покончил с собой из-за страха перед ЕГЭ», но почти личные, вернее сказать, семейные обстоятельства, которые я из опасения смутить брата или самых родных мне на всем свете детей, все же оставлю за скобками поста, - эти знакомые многим родителям обстоятельства заставили меня прочитать статью до конца... 

         За ссылку спасибо miricle!
Со щетиной

Чисто плюйство

    
     Приземление отметили аплодисментами. Кажется, больше других их заслужили пассажиры, которые оказались соседями целой группы грудничков, устроивших в разных местах салона неумолчный ор в благодарность родителям, вывозившим их на крымский берег. Вся благотворность черноморской воды и солнца разом была зачеркнута двухчасовым кромешным перелетом, в котором малыши нестройным хором исполняли ораторию «Страсти по летнему отдыху».
    
Пытаться заснуть было бесполезно. В коротких выпадениях в тяжелый прерывистый сон мне являлся артист Басилашвили в мучительных гримасах, следовавших за какими-то пытками не то на съемочной площадке, не то во время спектакля, не то на какой-то бесконечной репетиции. В симферопольском аэропорту, перед отлетом, я читал его интервью газете «Крымский телеграф» и сейчас по прилете в Москву не могу не привести целую выдержку из этого большого откровения – для того, чтобы объяснить мотивы своего ненастного сна: «Я никогда не забуду страшные дни, когда Гайдара пытались первый раз снять… Ну, я защищал Гайдара… от снятия. Кстати, удалось! И после этого я вышел из Кремлевского дворца и направился к гостинице «Россия»… Стояла милиция, такой коридор, а по обе стороны коридора стояли «разгневанные массы» - с портретами Сталина, Ленина. И вот я иду, депутат. Так они меня оплевали всего…. Я пришел весь мокрый. Ну, можете себе представить - несколько тысяч человек в тебя плюют. Мокрый насквозь! От слюны… А еще у них в руках были мешки с пятикопеечными монетами… И вот они пригоршнями, вот с такого расстояния, бросали мне в лицо эти монеты! Если бы я шел, не закрыв глаза, мне бы их выбили. А милиция стояла и улыбалась…» 

     Я привел такой пространный и все же сокращенный фрагмент из большого интервью Олега Валерьяновича, только потому, что до сих пор не могу отойти от дикого впечатления... В самых страшных снах актерские провалы обычно принимают картины затянувшегося молчания зрителей или, наоборот, сурового роптания зала. Но вот это - «мокрый насквозь от слюны» - меня совершенно придавило. Не могу представить себе ничего более фантасмагоричного для актера. Какая полярная, немыслимо противоположная аплодисментам штука…
Со щетиной

Противники детей

   В далеком 80-м году, в год Московской Олимпиады, когда будущие резиденты "Камеди Клаба" еще выбирали себе родителей, Тамара Степановна Новацкая, услышав в моем исполнении монолог Жванецкого "Спрос-сбыт" в Зеленом театре ВДНХ, сказала: "Это за гранью!" - и на все время Олимпиады я сидел без работы. В этом монологе было про то, что ничего НЕ БЫЛО. В том числе и презервативов. Но презервативы в ту пору не назывались презервативами. Впрочем, Михал Михалыч, задумав бы пошутить о них сейчас, все равно бы опять написал: "противники детей". Потому что так тоньше и смешнее. Но Тамару Степановну упоминание о кондомах не устроили бы ни в каком виде. Новацкая была вдовою писателя Аркадия Васильева, написавшего суровый роман "В час дня, Ваше превосходительство!" и мамой Агриппины Васильевой, будущей писательницы Дарьи Донцовой. Тогда она занимала какой-то ответственный пост в Москонцерте. Была умна, ядовита, красива и страшно строга. Самое странное, что спустя много лет она вдруг стала звонить мне, и я, забыв былую обиду, подолгу беседовал с ней. В прошлом году она умерла. Ей шел 91-ый год.
     Со слова "презервативы" уже давно сняли табу на эстраде. Про них даже можно прочесть дельную статью в Википедии и узнать, что некогда "в Китае они делались из смазанной маслом шёлковой бумаги или кишечника ягнят, в Японии — из черепашьего панциря (!) или рогов животных(!!!), а в конце XV века голландские купцы начали привозить из Китая презервативы, сделанные из «тонкой кожи».

   Не знаю, позволила ли бы разместить сейчас этот ролик Тамара Степановна. По-моему, он смешной. И даже неожиданный.  В любом случае, Олимпиады в Москве не предвидится, а до Сочи еще надо дожить.