Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Котельня

Жду звонка от Малахова

  В свой утренний кофе добавил не молока, а кефира. Две похожие бутылки в холодильнике стоят рядом. Кофе,
насколько я знаю, мочегонный. Кефир - слабительный.
  В 10 у меня английский.
 
  Кажется, я буду несколько раз просить время на ответ.
В Котельне

Яичница с мацой

  Почему яичница у меня выходит похожей на пиццу? Потому что я непризнанный кулинарный талант, и я пишу это, даже ни капельки не зардевшись.
  Вообще-то это называется мацебрай.
  Традиционный еврейский омлет с мацой.
  Послушайте, я делаю всё гораздо проще. Даже не говорю, что вкуснее: сегодня, например, времени не хватило на то, чтобы сфотографировать мой шедевр - съели, пока не остыло.
  Мацу сейчас можно купить везде. Даже у владельцев тех магазинов, чья бабушка была антисемиткой.
  Покрошите два-три листика мацы в пиалу и залейте четырьмя взбитыми яйцами, если собираетесь завтракать вдвоём. Никакого молока и кипятка не нужно. Маца размокнет, пока вы измельчите лук и половинку большого болгарского перца. Я делаю это в измельчителе. Люди с крепкими нервами мелко режут и перец, и лук. Перемешайте пару раз яйца с мацой, добавьте по щепотке куркумы, карри и соли.
  На разогретую сковороду плюхните немножко масла. Я жарю на растительном. Вывалите туда измельченные перец и лук. Долго не пассеруйте. Зарумянится чуть - и хорош! Теперь можно выложить размякшую в яйцах мацу. Разровняйте лопаткой и убавьте огонь. Поперчите, как я, с помощью мельнички: и красным перцем, и чёрным. Минут через 7-10 подавайте на стол.
  И не благодарите!

  Просто пишите вот это: "Если человек талантлив, то он талантлив во всём". А то я ни разу не слышал...
Со щетиной

В предыдущем посте многие интересовались рецептом пирога из мацы, который мы с Ургантом испекли в…

Со щетиной

Гость Ефим Шифрин. Смак. Выпуск от 27.05.2017

Гость Ефим Шифрин. Смак. Выпуск от 27.05.2017

Гость программы — артист эстрады, актер, режиссер и телеведущий Ефим Шифрин. Ефим приготовит три оригинальных блюда: пирог из мацы, десерт «Сиреневый туман» и запеченные ножки индейки.

Posted by Нахим Шифрин on 27 май 2017, 09:17

from Facebook
Со щетиной

Котлеты и мухи

  И опять этот многогранник поворачивают мне одной стороной. Ведь исключить из круга своих интересов Гафта, Табакова, Кончаловского, а там и Гоголя с Бродским из-за их, наверное, спорных во многом воззрений на вещи, в которых уже сам чёрт сломал ногу - невозможно, неправильно! Я не готов заменить их бытование в моих читальне, видео- или аудиотеке одной лишь Лией или Макаревичем, только потому что их политические взгляды представляются кому-то единственно верными.
  Ну, вообразите себе, сплошную "Иронию судьбы" или "Служебный роман" с милейшими сценами с участием Ахеджаковой вместо всего, что я хотел бы оставить у себя совокупно из неё, Табакова или Гафта!
  "С кем вы, мастера культуры?" - это звучит хорошо до тех пор, пока меня не заставляют выбирать между Бродским и Макаревичем.
  "Мухи отдельно, котлеты отдельно" - ах, как это правильно, когда речь касается именно котлет или мух, и как это чудовищно несправедливо, когда речь касается мастеров и самой культуры.
Со щетиной

Зачем булку класть в форшмак?

  Меня часто спрашивают, как поступать, когда жизнь заводит в тупик, или о том, как выбраться из стойкой депрессии. Видимо, я правильным образом составил фотоальбом на своей странице, если мужчина на фоне тренажеров или с букетами во время финальных поклонов располагает к такой безотчётной доверчивости.
  Помня о ней, я на всякий случай далеко не прячу спасительную улыбку, заметив рядом с собой зеваку со смартфоном.
  Но за всякой фотографией я всё равно не умею утаить человека, у которого так же, как у всех, время от времени опускаются руки, когда я попадаю в тупик.
  Невозможность какого-либо выбора и в лучшие годы представлялась мне беспросветной: отсутствие опыта рождало панику, а за паникой всегда следовала тоска - жизнь казалась бессмысленной, и лишь опасение огорчить родителей удерживало меня от недобрых решений.
  С возрастом я всё больше стал узнавать в себе отца, в душе которого место оптимизма всегда занимала воля и упрямое несогласие с судьбой.
  В последние дни я мало писал, хотя много времени проводил у компьютера: у меня были поводы для огорчений. Те, кто хорошо знают меня, знают и то, как я не люблю, когда рушатся намеченные дела или планы.
  У меня не было планов состариться на глазах у своих родителей: я понимал, что они не вечны - пожелание жить до 120-ти меня и сейчас раздражает своим лукавством.
  Я хорошо помню, как принял известие о том, что не стало мамы. Откатавшись в истерике по полу, я через несколько минут уже сосредоточенно драил этот пол. Я привел квартиру в такой порядок, в который до меня его не удалось привести ни одной уборщице.
  В минуту, когда наш водитель докладывал мне о краже, случившейся в нашем гараже, где мой коллектив хранил самые нужные и важные вещи для работы, я держал трубку между плечом и щекой, а правой рукой готовил спортивную сумку, еще не понимая, что таким образом уже собираюсь на тренировку, которую ни за какие коврижки не стал бы отменять.
  Сегодня я приготовил форшмак - для себя и своих гостей, расширив привычный домашний рецепт мякишем хлеба, предложенным на одном из кулинарных сайтов.
  Послушайте, какая гадость эта белая булка в селёдке!
  Вы не знаете, зачем её нужно класть в форшмак?
Люся, Алло

Хамсин

О том, что ожидается хамсин, меня предупредили за два дня до хамсина. Вчера мне сказали точно, что сегодня будет хамсин. Утром я держал в одной руке мобильник, а во второй руке трубку стационарного телефона в номере, отвечая, что уже знаю, что надвигается хамсин.
Несколько советов пришло в комментариях к последним статусам: мне советовали пить как можно больше воды, поскольку по всем приметам ясно, что хамсин уже не за синайскими горами, а в личных сообщениях пришли советы, что нужно держаться как можно дальше от солнца в те дни, когда наступает хамсин.
Сегодня в бассейне я своими глазами видел, как понесло стойку с фруктами, когда пришёл хамсин. Навес над стойкой выступил в роли ветрила, и два дюжих официанта едва отвратили под парусом фруктовую смерть.
Между тем, по барной стойке смело разгуливала ворона, независимым видом показывая, что плюёт на этот хвалёный хамсин. Она недоверчиво принюхалась к ярким плодам в оставленной на произвол судьбы корзине, приняв ее за бутафорию, и тут же коршуном спланировала на какую-то крошку у самого моего лежака.
Послушайте, даже во время хамсина у каждого найдётся своё важное дело. Главное, только точно знать, когда наступит этот чёртов хамсин.
Со щетиной

Пятница и др.

     "Пятница - синее, удивительно - синее, иногда сгущается до фиолетового, иногда отливает голубизной, но во всех случаях - непременно синее.
     Суббота - под цвет яичного желтка, гладкая, желтая и блестящая; к вечеру розовеет.
     Воскресенье - кроваво-красное, зимой - румяное. Если смотреть на него со стороны синей пятницы - кажется багровым, а в самом себе ассоциируется со знаменами и кирпичной стеной.
    Понедельник - до такой степени красное, что представляется черным.
     Вторник - светло-коричневое.
     Среда - невнимательному глазу кажется белым, на самом же деле - мутно-белесоватое, за которым трудно разглядеть определенный цвет.
     Четверг - зеленое, без всяких примесей".
     (В. Ерофеев, "Записки психопата")
Задумался

Попка хочет сахару

Мандельштам«Я настаиваю на том, что писательство в том виде, как оно сложилось в Европе и в особенности в России, несовместимо с почетным званием иудея, которым я горжусь. Моя кровь, отягощенная наследством овцеводов, патриархов и царей, бунтует против вороватой цыганщины писательского племени. <...>
     Писательство - это раса с противным запахом кожи и самыми грязными способами приготовления пищи. Это раса, кочующая и ночующая на своей блевотине, изгнанная из городов, преследуемая в деревнях, но везде и всюду близкая к власти, которая ей отводит место в желтых кварталах, как проституткам. Ибо литература везде и всюду выполняет одно назначение: помогает начальникам держать в повиновении солдат и помогает судьям чинить расправу над обреченными.
     Писатель - это помесь попугая и попа. Он попка в самом высоком значении этого слова. Он говорит по-французски, если его хозяин француз, но, проданный в Персию, скажет по-персидски: "попка-дурак" или "попка хочет сахару". Попугай не имеет возраста, не знает дня и ночи. Если хозяину надоест, его накрывают черным платком, и это является для литературы суррогатом ночи».
     (Осип Мандельштам, «Четвертая проза»)
Со щетиной

Мне лягушку хоть сахаром облепи...

"- Да знаете ли, из чего всё это готовится? Вы есть не станете, когда узнаете.
- Не знаю, как приготовляется, об этом я не могу судить, но свиные котлеты и разварная рыба были превосходны.
- Это вам так показалось. Ведь я знаю, что они на рынке покупают. Купит вон тот каналья повар, что выучился у француза, кота, обдерет его, да и подает на стол вместо зайца.
- Фу! какую ты неприятность говоришь! -сказала супруга Собакевича.
- А что ж, душенька, так у них делается; я не виноват, так у них у всех делается. Всё, что ни есть ненужного, что Акулька у нас бросает, с позволения сказать, в помойную лохань, они его в суп! да в суп! туда его!
- Ты за столом всегда эдакое расскажешь! - возразила опять супруга Собакевича.
- Что ж, душа моя, - сказал Собакевич, - если б я сам это делал, но я тебе прямо в глаза скажу, что я гадостей не стану есть. Мне лягушку хоть сахаром облепи, не возьму ее в рот, и устрицы тоже не возьму: я знаю, на что устрица похожа. Возьмите барана, - продолжал он, обращаясь к Чичикову, - это бараний бок с кашей! Это не те фрикасе, что делаются на барских кухнях из баранины, какая суток по четыре на рынке валяется. Это всё выдумали доктора немцы да французы; я бы их перевешал за это! Выдумали диэту, лечить голодом! Что у них немецкая жидкокостая натура, так они воображают, что и с русским желудком сладят!»

(Николай Гоголь. «Мертвые души. Том 1»).