Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

В свитере

Свято место





  "Мне было бы некомфортно, если бы я был близко к чужому пенису".
  С этим парнем меня познакомила вовсе не ревность к успеху, который он и его товарищи по праву и должны были отнять у тех, кого воспитала суровая табуированность советской эстрады. Меня познакомила с ним даже не зависть к его человеческой смелости - когда-нибудь и я, возможно, осмелею для похожего разговора с Дудём, когда тот с камерой заявится ко мне в хоспис.
  Я стал смотреть ролики с Александром Долгополовым только потому, что хотел выяснить для себя: нынешний стендап - это продолжение того жанра, в котором подвизались несколько поколений наших юмористов, или его вариация, или, возможно, это какой-то прорыв в другую, похожую на нашу, но всё же - смежную область?
  Теперь, после знакомства с молодыми стендаперами, мне кажется, что они всё же трудятся совсем на другом поле - там меньше актёрской работы и много актуального и молодёжного контента, там - почти то же, что отличает музыку радио "Орфей" от рэпа, который уже вполне органично звучит по-русски: совершенно новый язык и почти полное отсутствие какой-либо мелодии.
 Мы всё же учились на артистов и с разной степенью успеха пытались изображать людей или без удовольствия цепляли на себя эстрадную маску.
  У них человеческие образы возникают штрихами, яркими набросками в ходе - как ни крути - публицистического, несомненно комического или даже сатирического, высказывания. Их диалог со зрителем гораздо доверительнее, намного теснее. Но ведь у них же и совсем другой зритель...
  Меня, конечно, немного смущает отсутствие флажков на их дерзкой лыжне, и я не могу отделаться от ощущения, что в силу возраста своего мне интереснее слушать их в интервью, чем суметь рассмеяться, наблюдая их работу на сцене.
  "А я такой говорю, а она такая отвечает". Мне будет уже трудно согласиться на "такой" упрощенный словарь, пока живы еще те, кто застали меня, когда я читал с эстрады рассказы Булгакова или Зощенко.
  Как хорошо, что свято место не бывает пустым.
  И даже неважно, приобрело или потеряло оно от них в своей сомнительной святости...
Котельня

Зарубка на носу

  На носу уже бесполезно - он весь в зарубках, но где-то у переносицы осталось небольшое место ещё для одной. Я второй день подряд размышляю о достоинстве. Вот, например, как получалось у Ахматовой или Кобзона ходить с прямой спиной, а, допустим, Олеше или Артемьеву не удавалось выпрямиться настолько, чтобы не чувствовать себя виноватым или выглядеть в чужих глазах просителями.
  Я сегодня же сделаю себе зарубку - ближе к переносице: мне нужно перестать участвовать в чужих обсуждениях - вокруг каждой страницы записного пользователя соцсетей сложился круг из крепко взявшихся за руки комментаторов, опасающихся пропасть поодиночке. Мне надо поглубже зарубить на носу, что у меня есть страничка, количество комментаторов которой не просто не позволяет им взяться за руки из страха и внезапно раствориться в небытии, но и даёт мне ещё возможность познакомиться с противоречащими друг другу мнениями. Мне нужно перестать соваться в кружки, которые образовали люди, поддерживающие друг друга исключительно согласием или лестью.
  Я должен ограничить свою искренность только щедростью делиться прекрасными новостями. И распрямиться настолько, чтобы не снисходить до разговора с пользователями, спор с которыми бесполезен по определению, которые бесконечно далеки от меня, не чувствуют ни разницы в возрасте, ни моей, возможно, небезупречной иронии, ни моей боли.
  Однажды мы отправились в путешествие с "Аншлагом" по Днепру вместе с Кобзоном, который сошел где-то по пути, кажется, в своем родном городе или где-то неподалёку. Я уж не знаю, в силу каких причин, до середины поездки он был совершенным воплощением достоинства, всегда во главе стола, всегда с целым ворохом анекдотов, но ни разу не стершим черту, за которую вполне могли бы заступить хотя бы его ровесники.
  Потом путешествие продолжилось без него. И место во главе стола перешло другому артисту. Он пытался так же важничать и так же грубовато шутить. Но был совершенно лишен этого загадочного свойства - достоинства.
  Я, пожалуй, еще потерплю, а когда заживет зарубка, прямо у переносицы, мысленно нарисую себе черту, за которую не разрешу никогда переходить себе, даже изнывая от ожиданиия одобрения или помощи, и за которую тут же вытолкаю того, кто хотя бы ненароком на неё наступит...
Бицепс

Ждать и догонять

  Ждать хуже, чем догонять. У меня не хватает дыхалки ждать. Как это вообще можно сравнивать? Я догоню любую хорошую новость, если буду знать, куда бежать за ней. Но я теряю дыхание, когда мне напоминают про три положенных года, чтобы выйти встречать эту дуру на порог. Сколько мне еще осталось три по три по три, чтобы ждать, ждать и ждать... и захлёбываться совсем не терпеливым терпением?
  Скажите, куда бежать, и я истрачу последние запасы в лёгких, чтобы догнать одну стоящую роль, спокойствие за своих близких, мир между двумя озверевшими от ненависти соседями.
  Три года - это очень много в моем возрасте.
  Я внимательно заглядывал в глаза, намекавшие мне на то, что судьбу надо брать в свои руки: сочинять самому тексты, рожать детей из пробирок в собственной морозилке, звонить Спилбергу или молиться Богу, которого замучили цитатами, как покойную Раневскую, не вручавшую никому даже четверти скрижалей, затасканных её бесстыжими моисеями. Бл*дь, у этих терпеливых даже не дрожат веки, когда они советуют мне эту чушь.
  Лучше всего не встречаться с этими бодряками посреди ненастного дня: они врут подлее, чем метеорологи, которые в самую гнусную хлябь обещают солнце веселыми смайликами, именно тогда, когда я хочу видеть его выкатившимся изнутри - от самой первой доброй новости, которую я, бля буду, догоню, пока вы советуете мне её дождаться...
Со щетиной

Иосиф Кобзон Песня ночного города

Иосиф Кобзон Песня ночного города

Из концерта Центрального телевидения №37. Начало 60-х годов. Музыка - Ю. Чичков, слова - С. Гребенников, Н. Добронравов. Большое спасибо Анатолию Лукогорском...

Posted by Нахим Шифрин on 11 сен 2017, 20:11

from Facebook
Со щетиной

В предыдущем посте многие интересовались рецептом пирога из мацы, который мы с Ургантом испекли в…

Со щетиной

Вопрос

Вопрос, который задает себе Ларри Кинг - из разряда трудных. Вы могли бы ответить на него?

image
Доктор

Диапазон запретов

  Аллен«- Когда вы в юности начали ухаживать за девушками, ваши домашние рассчитывали, что вы будете ухаживать за еврейкой?
     - Да, но для меня эти ожидания не составляли проблемы по двум причинам. Во-первых, меня совершенно не заботило, на что они рассчитывали, я бы не воспринял их требования всерьез. А во-вторых, я вырос в таком районе, где жили только евреи. Поэтому ты автоматически начинал ухаживать за еврейскими девушками. Но если бы я влюбился в нееврейку: в негритянку, в китаянку, у меня бы даже мысли не возникло, что я поступаю неправильно. Религиозные запреты в моем восприятии распределялись в диапазоне от смешного до оскорбительного».
     (Вуди Аллен, «Интервью: Беседы со Стигом Бьоркманом»)
Со щетиной

Роберто де Ниро-старший

Роберто де Ниро
   «…Однако из-за неизменного недовольства любой своей новой работой, — написано в каталоге его ретроспективной выставки 1995 года, спустя два года после смерти художника, — переписывания холста снова и снова, метания от холста к холсту, окончательная версия представляет собой лишь отражение его состояния фрустрации, поскольку каждая предыдущая версия подвергалась непрерывным метаморфозам до тех пор, пока, в конце концов, могла сохраниться одна лишь гуашь…»
   (Энди Дуган, «Неприступный Роберт де Ниро»)
Smile

Эпистолярный и волнительный

     Сегодня вдруг завелся, слушая в машине радио. Вполне бойкий ведущий на "Вести-ФM" объявил, что Джим Керри решил попробовать себя в эпистолярном жанре. Оказывается, он просто пишет книжку для детей. Но это бог с ним: может, когда-нибудь попробует и в эпистолярном... Если напишет письмо ведущему.
     А вот слово "волнительный" продолжает волновать всех, кому оно не нравится. В том числе, и меня. Вчера, пока на ринге бились наши богатыри, успел столкнуться с этим словом не раз и не два. Естественно, заволновался. Стал рыскать по словарям. Оказывается, слово уже давно разрешили. Воображал себя Кличко, когда представлял перед собой составителей нынешних словарей. Но оказался повергнутым Поветкиным, успокоившись лишь на этой статье