Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Со щетиной

Весь в белом


  Вряд ли кто-то не знает этот анекдот.
  Ну, мало ли ...
  Да вы помните! Ну, хотя бы в такой вариации: иллюзионист предлагает директору цирка идею номера. "Из-под купола медленно опускается огромный пузырь с дерьмом. Шпрехшталмейстер целится в него, выстрел - и вот уже весь цирк в дерьме, оркестр, сам шпрех, униформисты и зрители. И тут выхожу я. Весь в белом..."
  Посмотрел видео подписания протокола с Волочковой в Дивеево, послушал комментарии Невзорова про неудавшийся репортаж Собчак из православного храма, познакомился с песенкой Шнура на   эту же тему, пробежал глазами комментарий Шафран по поводу ухода от Соловьева, дочитал комментарии по поводу заявления адвоката Ефремова под собственным постом.
  И понял, что мне больше нечего надеть по такому поводу, кроме белого.

  Лучше бы, конечно, если б из-под купола спустилась пустая трапеция и просто покачалась под красивую музыку.
Бодибилдинг

"И открылись глаза у них обоих...

  Не собирался - так получилось: всё утро сегодня читаю о табу.
  "И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания".
  Будучи нерелигиозным человеком, всё же не могу остановить свою пытливость: ну, наги? Ну, и что? Зачем было обрывать смоковницу?
  Или я уже достиг просветления или, наоборот, известь застила все просветы в тленных сосудах моих.
  Отчего так возбуждается обыватель, когда речь заходит о границах приличий? Кто стоит на страже этих приличий? Религия? А если не ты уверовал? Мораль? Но кого поставили у её пограничных столбов: чиновников, Минкульт, Мизулину, или целую Государственную Думу?
  Нравственное чувство? Но почему оно всегда спотыкается о неодетого человека? Или, например, почему морщинистое лицо пристойнее, чем обнаженное мускулистое тело?
  Почему раздеться - неприличнее, чем за это сажать? Почему бликуюшая лысина приличнее, чем матовая попа?
  И вот ещё - "ниже пояса". Вот пупок, например, он - выше.
  Какие преимущества у этой наспех зашитой дырки?
  Я не нахожу прибитые к брусчатке тестикулы особенно привлекательным зрелищем. Но я бы не обрадовался решению Ван Гога на том же самом месте отрезать себе ухо.
  Сегодня одна из моих читательниц, увидев шаловливую обезьянку в посте об утренней растяжке от Шварценеггера в ФБ, написала: "У Вас анонсирован концерт в СПб, теперь вот это будет стоять перед глазами".
  То есть, невинная обезьянка, забавляющаяся со своим обезьянним достоинством эстетически сильнее, чем моя человеческая афиша с портретом в костюме и с галстуком.
  Не сделала ли мне моя читательница какой-то тайный знак?

  И какой в этом случае должна быть моя следующая афиша?
Со щетиной

63


Этой фотографии ровно 63 года. Собственно, как и товарищу, запечатленному на ней.
Желающих засвидетельствовать своё почтение лично, жду в Театр мюзикла в 19.00.
Со щетиной

Без фанеры


  Помню, как кто-то из моих друзей, побывав на одном из наших мюзиклов, написал, что ему всё понравилось: и сам театр, и костюмы, и игра, и декорации, но после отточия посетовал, что петь всё же честнее было бы вживую.
  Я, признаться, опешил. За все семь лет существования Театра мюзикла нам никогда не позволено было открывать рот под фонограмму, а музыкантам ни разу не разрешили сымитировать ни одну ноту под готовую плюсовку.
  Я спросил: "Разве ты не заметил микрофонов, которые тщательно клеют на наши щёки звукорежиссёры перед ежедневным саундчеком за два часа до спектакля?"
"Не-е-ет, - промямлил мой приятель, сидевший, видимо, не так далеко от сцены, но так и не рассмотревший ни телесного цвета микрофончики, ни проводочки, скрепленные под затылком, на шее и скулах - аж в целых трёх местах уже привыкшей к ним кожи.
  Потом я вдруг вспомнил своё недоумение после первого увиденного на Бродвее мюзикла, когда впервые поразился удивительному звучанию голосов, не подкрепленному, как мне показалось, никакими припрятанными приборами.
  "У нас поют и говорят вживую", - гордо объявляю я. И для этого мы целые дни проводим в распевках, оркестровых репетициях и занятиях по вокалу и речи. Мы - пожалуй, единственный театр в Москве, в котором невозможна даже самая безупречная фонограмма.
  В преддверии своего вечера, до которого остались уже считанные дни, я мычу по утрам и разминаю губы скороговорками, чтобы избежать конфуза, который никогда бы не случился с актёром, которому разрешили открывать рот под фанеру.
  Увы, лимит пригласительных для своих гостей я уже израсходовал. Касса театра на сайте открыта для тех, кто ещё готов к нам присоединиться.
   Я по-прежнему жду вас 25 марта в 19.00 на Пушкинской площади, чтобы отметить вместе с вами свой 63-й год рождения и заодно - чтобы цифры и слова казались внушительнее - 40-летие своего служения Мельпомене. Готов к вашим вопросам, мои знаменитые друзья уже подобрали слова, чтобы их речи были больше веселыми, чем льстивыми, а где-то в закутках театра репетируют капустник мои молодые коллеги, от которых я жду подвоха так же тревожно, как перед первоапрельскими розыгрышами.
  Место встречи изменить нельзя. 25-го. Театр мюзикла. Начало в 19.00.
Со щетиной

The Lesser Dutchmen



  Сегодня с английским тьютором разговаривали о живописи, повторяли термины, говорили о любимых художниках. Поскольку мы занимаемся, в том числе, по одному хорошему пособию, то решили ответить на вопросы, следовавшие за основным текстом.
  "Ваш любимый художник?", "Ваша любимая картина?"
  Я взвился. Объяснил, что с юных лет цепенею от подобных вопросов. Мои вкусы так часто менялись - от того, что я взрослел, от того, что много читал и смотрел. От того, что много путешествовал. Много думал. И едва научился различить хотя бы настоящее от подделки. Но я могу рассмеяться от незатейливой шутки. Могу влюбиться в картину по внушению тех, кому доверяю и потом так же искренне разлюбить.
  Заговорили о малых голландцах - их я люблю неизменно, не меньше, чем художника Бориса Жутовского, которого люблю по переписке так, как будто мы с ним лет сто знакомы.
  Оказалось, что я не знаю, как будет "малые голландцы" по-английски. Тьютор обогатил меня еще одним термином - The Lesser Dutchmen. Их очень много, и я люблю их всех по очереди.
  Однажды, читая воспоминания Райкина, я был поражен, как он был привержен живописи, как тонко и чувственно рассуждал о ней. Одному совпадению я был особенно рад: я так же как он очень люблю Филонова. Но, конечно, не сумею так же, как Аркадий Исаакович, подробно объяснить почему.
  Но а вы-то? Грех спрашивать, какая у вас любимая картина. Но несколько любимых художников всё же назовите. Спасибо! А еще бОльшее спасибо, если не лень будет вставить иллюстрацию к тексту.
  Будет о чем поговорить и друг с другом, и с моим английским тьютором.
  Кстати говоря, обсуждение на одном форуме ниже поколебало мою уверенность, что "малых голландцев" называют по-анлийски именно так, как мы решили с преподавателем.
Подмигиваю

Зачем?

  Если я когда-нибудь вдохну и не выдохну, это значит я поперхнулся чьим-то "зачем?"
  Привычка нашего человека представлять, что мироздание существует с какой-то отчётливой целью, доведёт меня до цугундера. Умысел, который видится ему во всяком жесте природы, делает любого читателя или зрителя похожим на Шерлока Холмса. Он угадывает мотивы злобного замысла даже в том, что человек на экране просто завернул за угол. Наверное, я никчемно прожил свою жизнь, поверив однажды в то, что обрезание это, во-первых красиво, и только во-вторых для того, чтобы оформить отношения со Всевышним.
  Моё поколение выглядит таким растерянным, отчасти потому что неплохих вообще-то людей ему подсунули лишними, а нужными назвали лишь тех, кто жил с непреложной, да хотя бы и с кровавой целью. Я не помню поста, под которым в длинной ветке комментов не встретилось хоть однажды это "зачем?"
  Право человека улыбнуться без причины наш человек всегда полагал признаком дурости и за каждой улыбкой хотел видеть это "зачем?"
  Отклики на "Её звали Муму", из-за которых я собственно распалился, буквально пестрят этим истошным "зачем?", будто бы любому высказыванию художника вменена эта пошлая обязанность родиться с артикулированной целью.
  Не представляю себе, "зачем" нужно долго ждать Годо или высматривать что-то в черноте квадрата Малевича, когда самое ожидание или плотность цвета говорят нам о бессмысленности всякого "зачем?".
  Среди общего гула, рождённого этой конспирологией, касающейся искусства, на очередное "зачем" хочется рявкнуть: "Да чтобы было! Разве не ясно?"
  Я не верю, что бормотание, предшествующее рифмам, уже таит в себе целеполагание, я не считаю, что всякий пейзаж заключает в себе какой-то конструктивный месседж, и не уверен, что цель симфонии - обязательно схлопнуться в какой-либо девиз.
  Стремление разобрать стихотворение или картину - похвально, желание проанализировать спектакль или фильм - законное право любого зрителя или критика. Только зачем им это "зачем?"
  Наслаждение или сладкая мука - от созерцания, от соучастия, от вовлечённости в круг мыслей, чувствований, борений художника - на мой непросвещенный взгляд, порой единственное неоспоримое достоинство искусства.
  "Зачем вы написали этот пост, - спрашивает меня пользователь Нахим Шифрин, изображающий среднестатического пользователя Тырнета. - В чем ваша цель?" - иезуитски выпытывает он.

  Блин! Наша цель - коммунизм! Тебе этого было мало?
Подмигиваю

Пуассон и другие


  Роль Пуассона в новом спектакле Театра мюзикла "Принцесса цирка" поделили Марат Абдрахимов, Рики Тики Тави и я.
  Дни моей занятости в октябре - 12, 13, 14, 15, 16, 18, 21, 22, 25, 26, 27-го.
  О спектаклях в ноябре сообщу позднее.
  К сожалению, я не могу пригласить на "Принцессу цирка" всех своих друзей, количество пригласительных билетов - ограничено. Будьте добры, заказывайте билеты в кассе театра заранее. Это касается и других спектаклей ноября, декабря и даже начала будущего года.