Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Со щетиной

Когда деревья станут большими


  Каждый сам себе футуролог. Но, заглядывая в будущее, мы меньше всего думаем о том, как изменится мир вокруг нас. Мы озабочены тем, что станет с нами в этом мире.
  И, если не уповать на кирпич или столкновение на встречке, то остаётся лишь горевать о том, что зим и вёсен, как ни крути, остается меньше - после каждой облетевшей осени, после каждого весёлого лета. Что спектаклей - после каждого сыгранного - будет на один меньше. Что каждый сантиметр вымахавшего за лето внука, это сантиметр, который ты потерял, примериваясь к земле.
  Последние годы уверял всех, что во мне 178 сантиметров роста. А сегодня вдруг выпал случай узнать, что трех сантиметров как ни бывало. Видимо, сплющились под тяжестью дум - о будущем, в котором деревья снова покажутся большими.... А успехи, как назло, маленькими...
Бодибилдинг

"И открылись глаза у них обоих...

  Не собирался - так получилось: всё утро сегодня читаю о табу.
  "И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания".
  Будучи нерелигиозным человеком, всё же не могу остановить свою пытливость: ну, наги? Ну, и что? Зачем было обрывать смоковницу?
  Или я уже достиг просветления или, наоборот, известь застила все просветы в тленных сосудах моих.
  Отчего так возбуждается обыватель, когда речь заходит о границах приличий? Кто стоит на страже этих приличий? Религия? А если не ты уверовал? Мораль? Но кого поставили у её пограничных столбов: чиновников, Минкульт, Мизулину, или целую Государственную Думу?
  Нравственное чувство? Но почему оно всегда спотыкается о неодетого человека? Или, например, почему морщинистое лицо пристойнее, чем обнаженное мускулистое тело?
  Почему раздеться - неприличнее, чем за это сажать? Почему бликуюшая лысина приличнее, чем матовая попа?
  И вот ещё - "ниже пояса". Вот пупок, например, он - выше.
  Какие преимущества у этой наспех зашитой дырки?
  Я не нахожу прибитые к брусчатке тестикулы особенно привлекательным зрелищем. Но я бы не обрадовался решению Ван Гога на том же самом месте отрезать себе ухо.
  Сегодня одна из моих читательниц, увидев шаловливую обезьянку в посте об утренней растяжке от Шварценеггера в ФБ, написала: "У Вас анонсирован концерт в СПб, теперь вот это будет стоять перед глазами".
  То есть, невинная обезьянка, забавляющаяся со своим обезьянним достоинством эстетически сильнее, чем моя человеческая афиша с портретом в костюме и с галстуком.
  Не сделала ли мне моя читательница какой-то тайный знак?

  И какой в этом случае должна быть моя следующая афиша?
Со щетиной

63


Этой фотографии ровно 63 года. Собственно, как и товарищу, запечатленному на ней.
Желающих засвидетельствовать своё почтение лично, жду в Театр мюзикла в 19.00.
Со щетиной

Без фанеры


  Помню, как кто-то из моих друзей, побывав на одном из наших мюзиклов, написал, что ему всё понравилось: и сам театр, и костюмы, и игра, и декорации, но после отточия посетовал, что петь всё же честнее было бы вживую.
  Я, признаться, опешил. За все семь лет существования Театра мюзикла нам никогда не позволено было открывать рот под фонограмму, а музыкантам ни разу не разрешили сымитировать ни одну ноту под готовую плюсовку.
  Я спросил: "Разве ты не заметил микрофонов, которые тщательно клеют на наши щёки звукорежиссёры перед ежедневным саундчеком за два часа до спектакля?"
"Не-е-ет, - промямлил мой приятель, сидевший, видимо, не так далеко от сцены, но так и не рассмотревший ни телесного цвета микрофончики, ни проводочки, скрепленные под затылком, на шее и скулах - аж в целых трёх местах уже привыкшей к ним кожи.
  Потом я вдруг вспомнил своё недоумение после первого увиденного на Бродвее мюзикла, когда впервые поразился удивительному звучанию голосов, не подкрепленному, как мне показалось, никакими припрятанными приборами.
  "У нас поют и говорят вживую", - гордо объявляю я. И для этого мы целые дни проводим в распевках, оркестровых репетициях и занятиях по вокалу и речи. Мы - пожалуй, единственный театр в Москве, в котором невозможна даже самая безупречная фонограмма.
  В преддверии своего вечера, до которого остались уже считанные дни, я мычу по утрам и разминаю губы скороговорками, чтобы избежать конфуза, который никогда бы не случился с актёром, которому разрешили открывать рот под фанеру.
  Увы, лимит пригласительных для своих гостей я уже израсходовал. Касса театра на сайте открыта для тех, кто ещё готов к нам присоединиться.
   Я по-прежнему жду вас 25 марта в 19.00 на Пушкинской площади, чтобы отметить вместе с вами свой 63-й год рождения и заодно - чтобы цифры и слова казались внушительнее - 40-летие своего служения Мельпомене. Готов к вашим вопросам, мои знаменитые друзья уже подобрали слова, чтобы их речи были больше веселыми, чем льстивыми, а где-то в закутках театра репетируют капустник мои молодые коллеги, от которых я жду подвоха так же тревожно, как перед первоапрельскими розыгрышами.
  Место встречи изменить нельзя. 25-го. Театр мюзикла. Начало в 19.00.
Со щетиной

The Lesser Dutchmen



  Сегодня с английским тьютором разговаривали о живописи, повторяли термины, говорили о любимых художниках. Поскольку мы занимаемся, в том числе, по одному хорошему пособию, то решили ответить на вопросы, следовавшие за основным текстом.
  "Ваш любимый художник?", "Ваша любимая картина?"
  Я взвился. Объяснил, что с юных лет цепенею от подобных вопросов. Мои вкусы так часто менялись - от того, что я взрослел, от того, что много читал и смотрел. От того, что много путешествовал. Много думал. И едва научился различить хотя бы настоящее от подделки. Но я могу рассмеяться от незатейливой шутки. Могу влюбиться в картину по внушению тех, кому доверяю и потом так же искренне разлюбить.
  Заговорили о малых голландцах - их я люблю неизменно, не меньше, чем художника Бориса Жутовского, которого люблю по переписке так, как будто мы с ним лет сто знакомы.
  Оказалось, что я не знаю, как будет "малые голландцы" по-английски. Тьютор обогатил меня еще одним термином - The Lesser Dutchmen. Их очень много, и я люблю их всех по очереди.
  Однажды, читая воспоминания Райкина, я был поражен, как он был привержен живописи, как тонко и чувственно рассуждал о ней. Одному совпадению я был особенно рад: я так же как он очень люблю Филонова. Но, конечно, не сумею так же, как Аркадий Исаакович, подробно объяснить почему.
  Но а вы-то? Грех спрашивать, какая у вас любимая картина. Но несколько любимых художников всё же назовите. Спасибо! А еще бОльшее спасибо, если не лень будет вставить иллюстрацию к тексту.
  Будет о чем поговорить и друг с другом, и с моим английским тьютором.
  Кстати говоря, обсуждение на одном форуме ниже поколебало мою уверенность, что "малых голландцев" называют по-анлийски именно так, как мы решили с преподавателем.
Со щетиной

Оговорочки в строю


  В общем, четыре незначительных оговорочки за всю историю спектакля - сущая ерунда. И всё равно их все перевешивает моя самая памятная, из другого спектакля - «времена не выбривают».
  Но для отчётности все же запишу:
  1. Мистер Икс - Барону: «ведь отсутствие маски - это тоже своего рода смазка»
  2. Барон - Пуассону: «Пеликан - ко мне!»
  3. Каролина - Пеликану: «Он говорил мне, что он в блятеке»
  И вчерашняя, свежая:
  4. Барон - Пуассону: «И никакие цифровые (вместо «цирковые») фокусы уже не помогут»
  Мелочь вроде «ваше высочество», обращённую к Барону, вылетевшую из моих уст вместо «ваша милость», я даже не считаю...
  Впереди - «Преступление и наказание». Там любая оговорка может стоить уже топора. Он у нас там светится и летает...
Со щетиной

Цветок августа

    22 августа - это суббота - сыграем "Цветок смеющийся" на сцене ЦДКЖ. Пьесу Н. Кауарда "The Present Laughter" перевел М. Мишин, а поставил Михаил Козаков. Спектакль стал последней его режиссерской работой в России.
     Когда-то роль Г. Эссендайна Михаил Михайлович сыграл сам, а потом еще раз вернулся к пьесе, которая ему очень нравилась, и роль Генри передал мне.
Можно по-разному относиться к антрепризным проектам, но "Цветок" - честная работа Мастера и всех, кого он собрал для неё на сцене.
     С удовольствием называю имена своих партнёров: Анна Каменкова, Елена Сафонова, Людмила Хмельницкая, Н. Архангельская, Елена Сотникова, Олег Марусев, Инна Милорадова, А. Рапопорт, В. Большов, В. Соловьев-Седой, С. Алексеева.
     Художник - Акс Юлия
Задумался

R.I.P.

Федорова

Много ли читателей поймут, о ком скорбить, если оставить портрет этой женщины неподписанным...
Со щетиной

Всюду наши-2

     Сколько раз я проходил по коридору мимо этого портрета – и ничего. Кажется, женщины, которые делали уборку в квартире, лучше меня сумеют описать мои картины. Мне же в нервную минуту достаточно просто бросить взгляд на них и натуральным образом успокоиться. Любые вещи в доме могут рассказать о твоей жизни не меньше, чем всякое пространное интервью: самые старые из них выступают свидетелями давно заведенного порядка, новые предательски исчезают в нужный момент, чтобы напомнить о бедламе, который случился между гастролями. Картины всегда говорят о покое. Мне легко связать каждую из них с каким-то эпизодом в судьбе и только дать волю воспоминаниям…

     

     Этот портрет жил в нашем доме почти с тех пор, как мы там поселились. В 1988-м году группу студентов Суриковского института откомандировали в концертный зал «Россия» писать карандашные портреты участников первого резниковского «Вернисажа». За мой портрет взялся паренек, которому я исправно позировал пару дней, а затем с благодарностью получил от него готовый рисунок, для которого тут же нашлась красивая рамочка. До прошлого года я ничего не знал о том, что сталось с художником, пока вдруг, проходя по коридору, не подумал о нем… Где он? Что он? Где живет? Так ли хорошо по-прежнему рисует? Это трудно представить себе, но вечером того же дня наш редактор переслала мне письмо из почты сайта: «Вы, конечно, не помните, но я рисовал вас 22 года назад, а теперь живу в другой стране и нечасто говорю по-русски».
     Нужно ли говорить, как я был поражен неожиданному совпадению! Это письмо как раз застало меня перед дорогой в Штаты. В этом году мы снова встретились в Нью-Йорке. Игорь Бабайлов живет теперь в Нэшвилле, в штате Теннесси. Много работает. И много ездит по миру.



     Как обычно, закончу вопросами к вам. Какое место в вашем доме занимают картины? Есть ли среди них ваши портреты? Как вы относитесь к репродукциям? Если бы у вас было много денег, какую единственную картину вы бы приобрели для себя? Позволили бы из-за нее открыть в вашей квартире музей одной картины?