Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Со щетиной

Веселая ономастика

    
     Помню, какая это была морока, когда взамен фамилии одного почившего персонажа со смешной фамилией нам пришлось искать другую, такую же смешную – для эстрадного монолога, где, как известно, все должно работать на смех. Вспомнили, что у Володи Альбинина в одной миниатюре был Мастурбацкий. Миниатюра жила недолго. В ней, если и было что смешного, то эта дурацкая фамилия, но то – в далекие 90-ые, когда смешным казалось все, что еще недавно стеснялись печатать даже в специальных брошюрах. В новые времена, когда шутки стали чуть более изысканными, чем в 90-е, Мастурбацкий звучал эпатажно, но грубо. Потом припомнили, что однажды летели с командиром Ядренкиным на каком-то судне, потом вспомнили улицу Шмоткина в Тель-Авиве. Нет! Не годится. Не смешно.
     Я по-прежнему исполняю этот монолог со случайными фамилиями и чаще всего тех, кто по тем или иным причинам заслужил у меня наказание быть осмеянным. Но вот сегодня новости Рамблера заставили меня вновь призадуматься, хотя, полагаю, это чересчур суровый вариант

     Он не пройдет даже в вялотекущие 10-ые…
Со щетиной

Что вы читаете, прынц?..

    
     В такую жару никто не отменял сострадания и милости к падшим от зноя. Я не буду дразнить вас ни своей прогулкой на яхте, ни купанием в прохладной воде, ни славным бризом, ни видом, который примиряет мудрое море с глупо застроенным берегом. Летняя столица готовится к зимней Олимпиаде и теперь, когда никто не возьмет на себя смелость сказать, останется ли к 2014 году на кавказских склонах снег, я так же не разрешу себе рассуждать, отчего такими нескладными который год подряд выходят сочинские сезоны, убивая наповал ценами, пробками, неизменно совковым «сервисом». 
     Выйдя под парусом в открытое море, уже как-то рассеянно слушаешь про премьерские прогулки, перед которыми огромный водоем «зачищается» после грозных радио-предупреждений пограничной службы, вяло ввязываешься в разговор о бездумных пустых высотках, о ценах в гостиницах, об отсутствии свежей рыбы в разгар черноморского лета.
     Сейчас же, когда читателей одинаково боязно раздражать и привычным бложьим недовольством и актерским сибаритством, я лишь признаюсь в том, что ненормальная жара вернула мне возможность много читать перед вечерней работой. На прикроватной тумбочке в отеле – и «Исповедь» Михаила Бакунина, поразившая меня униженным тоном и признанием в тотальном российском безделье, и «Кто убил классическую музыку» Норманна Лебрехта – анамнез мирового концертного бизнеса, пара книжек Довлатова – на случай теплового удара, «Правда о "золотом веке" Екатерины» Андрея Буровского – книга, которую я начал читать еще в Крыму и очередной ужастик Стивена Кинга – на английском.
     Ну, и перед тем, как спросить, удалось ли вам почитать что-нибудь эдакое в эти «окаянные дни» поделюсь одной ссылкой, по которой в свободную минуту советую заглянуть. 

     Теперь и вы расскажите, что прочитали, пока над вами жужжал вентилятор или шумел кондиционер.
В Котельне

Юноше, обдумывающему житье...

... решающему, делать жизнь с кого,
скажу, не задумываясь — делай ее
с товарища Дзержинского.

(В. Маяковский)

   Вчера поразился, вычитав у Брайсона в "Краткой истории почти всего на свете", что Дарвину в год отплытия на "Бигле" было всего 22 года, а Фитцрою, капитану этого знаменитого судна - 23. Боже, где же я был в свои двадцать два года? Стоял на причале с заветным названием "Москва" и даже не смел думать, что когда-нибудь отправлюсь в большое путешествие по свету. Тогда дальше Бреста не пускали...