Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

В подтяжках

Нахим

     На все расспросы, отчего это я на излете лет стал вдруг Нахимом, неизменно отшучиваюсь - разными словами, но по сути одинаково. Дескать, от "Нахима" нет уменьшительного имени и домашнее "Фимочка" органично привело к взрослому "Ефим". Честно говоря, в документах так и осталось "Нахим", как осталось для брата и близкого окружения - в дерзких вариациях: от Химыча до Нахимки. В нынешние либеральные годы легко было бы посетовать на жестокие времена и сказать, что Ефимом я стал под пытками или после жестокого прессинга москонцертовской редактуры. Но это все херня. (Не забудем, что слово "хер" - все же название старинной русской буквы и в своем заместительном значении звучит в тыщу раз мягче, чем его распространенный синоним).
     В этой статье Пищиковой есть косвенное объяснение того, что даже в меру "экзотические" имена всегда щекотали наши уши. Оттого-то я никогда не найду нужного человека в своей телефонной книжке, если не рассортирую всех по фамилиям - Серёж окажется куда больше, чем Павскикакиев. Мое паспортное "Нахим" с опозданием, но все же вернулось к родительской фамилии. Впрочем, я не уверен, что оно так уж вязалось со всем, что я успел сделать на сцене.

     Ах, как бы хотелось, чтобы все "изысканное" было связано с "Нахим", а все несовершенное и случайное - с Ефимом. Но на Страшном суде, я полагаю, будут выкликать по фамилии.
Со щетиной

А бурачка здесь все-таки нет...

     Не помню, рассказывал ли... Наверное, да. Но тогда почти теми же словами для новых своих читателей. 
     Моя тетка, оказавшись на склоне лет в эмиграции, неожиданно легко перенесла сам факт перемещения в другю языковую среду, в другое жизнеустройство. В первый же день прибытия на чужую землю для нее был устроен показательный поход в супермаркет, где, по мысли организаторов, она, приехавшая из голодного в тот год Советского Союза, должна была упасть без чувств при виде витрин и стеллажей, заваленных невиданными продуктами. Тетка молча прошествовала вдоль длинных галерей супермаркета, не поведя и бровью, и уже на выходе только философски заключила: "А бурачка здесь все-таки нет".
     Сейчас, бегая по ссылкам и ища помощи у лингвистов, чтобы разрешить грозно вставший ребром вопрос о заимствованиях, натолкнулся на эту справку от Розенталя
     "Существительное seukla, имеющее в греческом языке значение множественного числа, в русском стало восприниматься как существительное единственного числа, причем не среднего, а женского рода: свекла".

Со щетиной

Профан

    Преподаватель английского, молодой лингвист из Бостона, по-русски, слава Богу, не говорит. Я был уверен, что при таком раскладе дела пойдут быстрее. Он честно признался, что никогда не слышал обо мне, но люди, которые нас свели, предупредили его, что многие знают меня в России.
     - Это так, - согласился я, потупив взор и пытаясь выглядеть как можно скромнее. - I'm a comedian.
     - O, comedian! It's nice! - поддержал меня воспитанный преподаватель.
     Мы быстро одолели нехитрый типовой тест. И решили, что есть смысл углубиться в сложные глагольные формы.
     - Ты знаешь Семенович? - спросил меня лингвист.
     - Аню? - удивился я.
     - Да! - воскликнул преподаватель. - Анна Семенович. Ты ее знаешь? - в глазах моего нового наставника вспыхнула надежда.
     - Конечно! Мы знакомы!
     Парень из Бостона не мог поверить собственным глазам. Перед ним сидел человек, лично знакомый с Анной Семенович.
     Глагол wish с придаточным дополнительным был пройден с жаром во всех возможных конструкциях. Мы даже успели пробежаться по Conditional sentences, на которых я всегда спотыкаюсь.
     В конце урока бостонец все же не выдержал: 
     - Как ты думаешь, какие мужчины нравятся Семенович? 
     Я понял, что новый тест оставит меня на уровне very beginners. Я не знал ответа на этот вопрос ни на языке Пушкина, ни на языке Шекспира.